«Сердце чисто созижди во мне, Боже…»

Дарья Филатова


Вся же обличаемая от света является, все бо являемое свет есть…

Еф. 5:13

«Господь дал милостиво людям покаяние, и покаянием спасаются все без исключения»

Преподобный Силуан Афонский

 

В декабре 2022 года на портале «Монастырский вестник» вышла статья о книге иеромонаха Димитрия (Волкова) «Иисусова молитва в духовном наследии оптинских старцев». Продолжая работу над старческим наследием, издательство Оптиной пустыни выпустило в марте этого года книгу об исповеди, покаянии и откровении помыслов, во многом дополняющую первую. Автором-составителем ее также является иеромонах Димитрий. На протяжении сотни лет оптинские старцы окормляли множество христиан и где же, как не в их наставлениях искать разрешение недоумений относительно таинства исповеди? Ведь советы и богатейший опыт преподобных старцев и сейчас не утратили своего значения.

Православный христианин, тем более монашествующий, регулярно, порой ежедневно, приступает к таинству исповеди. Сознавая свою немощь в борьбе с грехом, человек прибегает к этому таинству в надежде восполнения благодати, утрачиваемой от действия той или иной страсти. Эта потеря ощущается душой каждого, кто стремится к внимательной духовной жизни. Каждодневное исповедание грехов и откровение помыслов входило в монастырскую традицию дореволюционных времен. Не просто так подобное установление было столь важно, – ведь эта традиция взрастила стольких святых, явленных и не явленных! Но в наши дни многие христиане, как миряне, так и монашествующие сталкиваются с недоумениями относительно таинства исповеди, откровения помыслов и необходимого при этом покаяния. Возникают естественные вопросы: как правильно каяться на исповеди и жить после нее? Почему исповедь, кажется, совсем не помогает в борьбе с грехом? Почему не происходит никаких перемен к лучшему в духовной жизни и всё становится только хуже?.. Ответы на эти и многие другие вопросы давали преподобные оптинские отцы в продолжение всего своего служения. Из подобных драгоценных наставлений и состоит новая книга издательства Оптиной пустыни «Исповедь и откровение помыслов в духовном наследии оптинских старцев». Изречения старцев сопровождаются доступными для широкого круга читателей комментариями и пояснениями. Но самое главное – эта книга страница за страницей приоткрывает тайну «оптинского покаяния», которым жили не только оптинские старцы, но жила вся оптинская обитель на протяжении целого столетия, благодаря старческой преемственности.

Покаяние есть второе Крещение

Книга в четырех главах с подробностью раскрывает важнейшие стороны таинства исповеди и откровения помыслов, – понятия эти часто смешивают, но между ними все же имеются весьма важные различия. Первая глава «Исповедь и покаяние» отвечает на вопросы относительно значения исповеди и сути покаяния. Внимательный читатель найдет в этой главе не только ответы на свои вопросы и смущения, но и важные уточнения в тех вещах, которые очень часто неправильно понимаются. Наверное, многие православные христиане встречались с толкованием слова «покаяние» как «перемены ума», то есть с переводом греческого слова «метанойя» на русский язык. И неминуемо каждый сталкивался с тем, о чем так точно сказал апостол Павел: Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю (Рим. 7:15). Умом, действительно, каждый понимает гибельность греха, но привычка нас все равно к нему влечет. Получается так называемая проблема ума и сердца. А старец Амвросий на вопрос «Что есть покаяние?» очень просто отвечал: «Оставити первая, т. е. согрешения, и скорбети о них». Автор-составитель новой книги приводит очень полезное разъяснение этого старческого определения: «В словах старца Амвросия покаяние приобретает измеримый характер и означает оставление грехов, то есть реальную перемену жизни. В то же время такая перемена не может осуществиться без приобретения добродетелей… В этом суть покаяния – полное преображение жизни, служение Богу, а не греху. То есть покаяние должно приносить плоды, без них оно неустойчиво, и возможно отпадение».

«…скорбь и болезнь обретох, и имя Господне призвах»

Оптинские старцы говорили о покаянии не как об умозрительном понятии, но как о реальной решимости идти против страсти. На решимость Господь отвечает благодатной помощью: отношение ко греху изменяется, человек уже вступает с ним в борьбу. Преподобный Макарий Оптинский писал об этом: «Покаяние не в одних словах должно состоять, но в деле, в исправлении жития и терпении скорбей». Здесь преподобный старец упоминает о «терпении скорбей», той части духовной жизни, которая столь болезненно отзывается, наверное, в каждом горделивом сердце. Ведь мудрость сего века учит о том, что жизнь как зебра: белая полоса сменяется черной. Но старец Варсонофий говорит совсем иначе: «Скорби неизбежны, хотя и хотели бы мы миновать их. Жизнь представляется нам в виде белой полосы, на которой черные точки – скорби, от которых нам желательно поскорее отделаться, а на самом деле жизнь есть черная полоса, и на ней рассеяны белые точки – утешения. В мире будете иметь скорбь, – сказал Христос, – но мужайтесь: Я победил мир».

Подробнее об этом рассказывается в главе «Чем восполняется недостаточность покаяния». Каждый сможет почерпнуть что-то полезное для своей духовной жизни из этой главы, сможет найти ответы на вопросы о жизненном кресте, скорбях, болезнях и, конечно, старческие наставления о том, как переносить эти печали с терпением и тем самым стяжать благодать и «богатеть в Бога». Например, болезни, от которых люди чаще всего желают избавиться, на самом деле являются великой милостью Божией. Монашествующие во время посещения их болезнью благодарят Господа, а выздоравливая, со скорбью в душе размышляют: «Неужели Бог отвернулся от меня?.. Что-то я стал выздоравливать». Кажется, что за безумие? Но однажды понеся болезнь с правильным духовным расположением, верующий познает всю ее драгоценность. Достаточно взглянуть на житие старца Амвросия, который после рукоположения во иеромонаха начал сильно болеть и страдал недугами вплоть до самой своей кончины. Он объяснял, что в скорбях утешает молитва, а вот в серьезной болезни человек и этого утешения лишен. Автор книги пишет о болезни как о «форме непроизвольного покаяния», ведь в ней мы покоряемся определению Божию и не по своему произволению каемся и молимся, а насколько нам позволит Господь. Истинный раб Божий воспринимает болезнь как любовь Христову, ведь сказано апостолом Павлом: …Господь кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает (Евр. 12:6).

Таинство исповеди как симфония Божественной и человеческой воли

Но покаяние все же остается поприщем личного подвига, и в этом оно превышает временные и пространственные пределы таинства исповеди. Покаяние предшествует таинству и не заканчивается им. Значение исповеди ясно выразил святитель Игнатий (Брянчанинов): «Исповедь – едва ли не единственное оружие для новоначального во время брани. По крайней мере, она – оружие самое сильное и самое действительное». О многих практических сторонах этого таинства рассказывается после глав о покаянии. В главах об исповеди читатель найдет то, что он сможет применить на опыте. Именно в этом заключена ценность наставлений оптинских старцев – их простота, а вместе с тем духовная мудрость не только вдохновляют, но и ясно дают понять, как необходимо поступать.

Процитируем фрагмент книги, в котором дается ответ на вопрос о том, почему же недостаточно одного личного покаяния: «Как же связать вместе действие Божие, призывающее и помогающее на пути покаяния, и человеческие усилия? Для этого в Новом Завете и дана священству власть “вязать и разрешать” – чтобы осуществить синергию благодати в душе кающегося и его личных покаянных усилий. Синергия как совместное действие, как симфония Божественной и человеческой воли необходима потому, что Бог лишь помогает человеку каяться, но не может пройти его часть пути, не может заставить человека каяться, если тот не выражает своего согласия… Поэтому и пастырь в Новом Завете – это не только начальник и распорядитель таинства, который со властию запрещает и указывает грешнику, как поступать. Пастырь здесь врач, который помогает находящемуся в муках рождения осуществить желаемое им покаяние не на словах, а на деле».

«…помышление сердца человеческого – зло от юности его»

От покаяния и исповеди автор-составитель переходит к такой непростой стороне духовной жизни, как откровение помыслов. Этому вопросу посвящены две самые объемные главы из книги, наверное, потому, что открывать помыслы учили все оптинские старцы, считая, что тот, кто этого не делает, с трудом спасается даже в монастыре. Опыт духовного окормления монашествующих во времена оптинских старцев является ценнейшим примером действенности древнего святоотеческого установления об откровении. Об этом свидетельствует в своем дневнике и сам будущий старец Никон, еще будучи послушником Николаем: «Я познал, кажется, силу и необходимость откровения, ибо сам на себе чувствую то великое облегчение, то успокоение и умиротворение совести, которое бывает после откровения. Проступок, который все время помнишь, и он тебя беспокоит, почти забываешь, когда скажешь о нем Батюшке. Поэтому я решил всегда быть откровенным с Батюшкой и всячески хранить свою совесть».

Глава, посвященная именно откровению, отвечает на многие вопросы относительно этого духовного делания: необходимость откровения, разница между исповедью и откровением, выбор духовника, как и что исповедовать, и какие бывают козни врага на пути откровения помыслов. Благодаря многостороннему разбору этого вопроса, у верующего сложится ясное понимание сути духовного делания откровения. Ведь оптинские старцы определяли этому деланию, наряду с деланием молитвы Иисусовой (о котором подробно написано в первой книге отца Димитрия), первостепенное значение в хранении сердечной чистоты. У ревнующего о душевной чистоте есть два оружия – откровение помыслов духовнику и самостоятельная борьба с помыслами.

О борьбе повествует третья глава книги. Из духовных наставлений и писем преподобных старцев сюда вошли именно те, в которых объясняется, что такое помыслы, их виды, какова борьба с ними, и почему они умножаются. Само же откровение старцу уже является борьбой с помыслами, и борьба эта должна происходить не только на исповеди и откровении. Задача борьбы с помыслами распространяется на все время нашей жизни, о ее необходимости писал преподобный Варсонофий: «Охранять свою душу от помыслов – это трудное дело, значение которого даже непонятно людям мирским. Нередко говорят: да зачем охранять душу от помыслов? Ну, пришла мысль и ушла – что же бороться с ней? Очень они ошибаются. Мысль не просто приходит и уходит. Иная мысль может погубить душу человека, иной помысл заставляет человека вовсе повернуть на жизненном пути и пойти совсем в другом направлении». Без откровения и необходимого при этом искреннего доверия своему наставнику не получится устроить не только своей духовной жизни, но и обучиться любому другому ремеслу. И все потому, что откровение научает вслушиваться в слова другого, перенимать опыт и отлагать свое мнение. Этому учили своих духовных чад все оптинские старцы, а теперь их наставления обучают этому деланию и нас.

Послушание духовнику – кратчайший путь ко спасению

В четвертой, заключительной, главе разбираются старческие наставления преимущественно духовникам и старицам. Действительно, без руководства шествие по пути спасения становится весьма затруднительным. Поэтому самый быстрый и надежный способ – отдать себя в послушание старцу. Ввиду этого, старчество является одним из высочайших служений в Церкви. Преподобный Варсонофий рассказывал послушнику Николаю (будущему старцу Никону), как он ходил к одному схимонаху за советом в монастырь. Когда отец Варсонофий собирался возвращаться в скит, зашел у них разговор о старчестве:

«– Куда вы сейчас пойдете от меня? – спросил схимонах.

– В скит.

– Как же вы пойдете?

– Да вот выйду из монастырских ворот, потом по дорожке лесом к скитским воротам и через них в скит.

– А потом куда?

– В келлию к себе.

– Хорошо, а другого пути нет?

– Кажется, нет. Разве только в другие ворота, через конный двор.

– Так. Это кратчайший путь. А можно, выйдя из монастыря, сначала пойти на Прыски, потом на Шамордино, затем, обойдя скит кругом, подойти к нему с задней стороны и, наконец, в ворота. Вот так и в духовной жизни: есть различные пути ко спасению, а путь старческого окормления есть прямой, кратчайший. И не только ко спасению, но и к совершенству христианскому. Поэтому его диавол так и ненавидит». Именно в самом служении оптинских старцев раскрывается тайна их покаяния. Старцы отвергли себя, чтобы понести свой крест, тяжелейший крест старчества…

Но в целом о тайне «оптинского покаяния» можно сказать лишь одно – все старцы жили словами псалмопевца Давида: Смирихся, и спасе мя Господь (см. Пс. 114:5). Благодаря этому они стяжали в своем сердце истинную любовь. Поэтому книга больше не о том, наверное, как совершать покаяние, но о том, что делать это необходимо ради приобретения «смиренного духа», который «Господь не уничижит» и благодаря которому в сердце родится любовь. Это новое издание станет драгоценной сокровищницей старческих наставлений, систематизированных и отобранных с единственной целью – помочь современному подвижнику, как монашествующему, так и мирянину, в меру его возможностей, не заблудиться в сложностях духовной жизни, с которыми все неизбежно сталкиваются. И понемногу научаться через советы богомудрых старцев смиренному покаянию, которое с помощью Божией очистит и обновит нас.

Книгу можно приобрести в книжной лавке Оптиной пустыни и в интернет-магазине монастыря по ссылке, а также на подворье Оптинской обители в Москве по адресу: Новоясеневский проспект, дом 42, монастырская лавка.

Материалы по теме

Новости:

Публикации:

Монашество:

День памяти преподобноисповедника Рафаила Оптинского
Преподобноисповедник Агапит (Таубе)
День памяти преподобноисповедника Рафаила Оптинского
Преподобноисповедник Агапит (Таубе)
Богородице-Рождественский ставропигиальный женский монастырь
Женский монастырь в честь иконы Божией Матери «Всецарица» г. Краснодара
Свято-Троицкий Александро-Невский ставропигиальный женский монастырь
Череменецкий Иоанно-Богословский мужской монастырь
Богоявленский Кожеезерский мужской монастырь
Александро-Ошевенский мужской монастырь
Сурский Иоанновский женский монастырь
Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь
Мужской монастырь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость»
Валаамский Спасо-Преображенский ставропигиальный мужской монастырь