RSS

Послушания

Монастырский журнал «Дивеевская обитель»
Раннее утро. Пять часов утра. На улице еще совсем темно, горят фонари. На соборной площади перед Троицким храмом никого нет. Только кое-где виднеются черные фигурки – это сестры уже идут в храм на полунощницу, которая начнется через полчаса. В храме тепло, пахнет ладаном, горят только лампадки и на каждом подсвечнике – по одной толстой свече. Над ракой преподобного Серафима множество огоньков – самые разные по форме, цвету и величине лампадки переливаются, мерцают, отчего и сама рака светится. В храме тишина. Полчаса назад уже пришли церковницы, алтарницы, они зажигают лампадки, свечи в храме и алтаре, готовят аналои, стелют коврики.
Монастырский журнал «Дивеевская обитель»
Одеяние монашествующих отличается от одежды других людей цветом, длиной, особым покроем. У кого-то это вызывает удивление и интерес, у кого-то благоговение и восхищение. «Как ангелы!» ‒ можно услышать от людей, видящих монахов в мантии, которая развивается, как ангельские крылья. Цвет одежды обычно черный или близкий к темному. Почему именно в черное одеты монашествующии? Черный цвет – отсутствие цвета, цвет совершенного покоя, отсутствие движения страсти, отрешение от суетного. Длинное одеяние является знамением Божией благодати, покрывающей человеческие немощи.
Инокиня Николая (Куцитару)
Здание паломнического центра в Серафимо-Дивеевском монастыре видно издалека, крупная надпись на фасаде свидетельствует о том, что всем, кто хочет поселиться в монастыре, заказать экскурсию или просто задать вопросы, нужно обратиться именно сюда. Сестры, несущие послушание в паломническом центре, стараются, чтобы посещение святой обители стало для паломников ярким и памятным событием. А для этого нужно их обеспечить кровом над головой и пищей – телесной и духовной. Нужно окружить людей заботой и вниманием, подобно батюшке Серафиму Саровскому, который встречал каждого приходящего к нему словами: «Радуйся, радость моя!» Количество паломников растет из года в год, нагрузка на монастырскую паломническую службу увеличивается. Как ей удается справляться с неиссякаемым потоком жаждущих поклониться великой святыне и духовно укрепиться? На вопросы корреспондента портала «Монастырский вестник» ответила старшая паломнического центра инокиня Николая (Куцитару).
Монахиня Макария (Огудина)
В старом Свято-Троицком Серафимо-Дивеевском монастыре издательского послушания не было. Была литография, в которой более 80 сестер на больших по размеру и тяжелых по весу камнях иголками накалывали изображения – в основном иконы батюшки Серафима и Божией Матери «Умиление». Каждый камень подготавливали в течение года, затем печатали на печатных машинах и сушили картины. В 1903 году монастырскую литографию посетила Царская чета. Большое впечатление на Высоких гостей произвела скоропечатная машина. Царица Александра Федоровна тогда сказала: «Вам еще много понадобится!», очевидно имея в виду технические средства. Действительно, понадобилось многое, только уже в конце XX – начале XXI века. В возрожденном монастыре приобрели ризограф и с него начали типографскую деятельность. Позже игумения Сергия (Конкова) твердо переименовала это послушание из типографского в издательское. Об основных направлениях монастырского издательства нам рассказала монахиня Макария (Огудина).
Игумения Феоксения, настоятельница монастыря Иконы Богородицы «Живоносный Источник» (Хрисопиги, о. Крит)
Со времен раннего христианства на пути монашеской жизни особое значение имеет личность предстоятеля общежития, выполняющего роль основного наставника. Согласно законоположнику монашества святителю Василию Великому личность игумена или игумении служит предметом всеобщего доверия и приятия и мерилом для всей братии.
Епископ Воскресенский Савва (Михеев), Алла Виденеева
Настоящая работа епископа Воскресенского Саввы (Михеева), доктора церковной истории, наместника Новоспасского ставропигиального мужского монастыря и Аллы Виденеевой, кандидата исторических наук, посвященная рассмотрению обязанностей монастырского казначея, связана с изучением управленческого аппарата и должностной иерархии Новоспасского монастыря в XIX столетии.
Иеромонах Мелхиседек (Скрипкин)

В монастыре приоритетами являются молитвенное делание и богослужебная жизнь. Кроме того, день братии обители заполнен послушаниями, которых у каждого из них, как правило, по нескольку. При такой загруженности можно ли монашествующим найти время, чтобы посетить монастырскую библиотеку, взять заинтересовавшую книгу и затем в тишине кельи вдумчиво читать ее? 


Игумения Феоксения

Игуменское послушание – одно из самых сложных. Монах несет ответственность за свою духовную жизнь, игумения за весь монастырь даст ответ перед Богом. Об особенностях своего послушания рассказывает геронтисса Феоксения, игумения женского монастыря на острове Крит в Греции.

Архимандрит Сильвестр (Лукашенко)

Духовник Спасо-Яковлевского Димитриева мужского монастыря в Ростове Великом архимандрит Сильвестр (Лукашенко) хорошо известен за пределами Ярославской епархии.  Он также является духовником российской сборной по неолимпийским видам спорта, которую не раз сопровождал во время ответственных международных соревнований. (А в 2012 году батюшка был официальным членом делегации России на XXX  летних Олимпийских играх, проходивших в Лондоне, – единственным представителем Русской Православной Церкви в составе этой делегации). Еще отца Сильвестра многие знают, как духовного наставника Российского Союза боевых искусств и члена экспертного совета Фонда социально-экономической реабилитации сотрудников и ветеранов спецслужб и правоохранительных органов. Говорить о многогранной деятельности пастыря можно много. Но вернемся к его духовничеству в монастыре, тесно связанном с именем святителя Димитрия Ростовского, Российского чудотворца нового времени. Вначале мы встретились с наместником обители игуменом Августином, чтобы спросить его, как разделяется «сфера деятельности» духовника обители и наместника, не возникают ли при этом разногласия. 

12 Августа 2014

По крохотным ступеням невероятно узкого и отвесного прохода я поднимался вслед за иеродиаконом отцом Романом на колокольню Данилова монастыря. Поднимался, – а в голове проносились две мысли. Первая: как бы только не свалиться! И вторая: ох, и нелегкое же испытание выпадает на долю звонарей – по нескольку раз на дню с опасностью для жизни подниматься на такую верхотуру.