Из монашеской кельи «выйдет, может быть, еще раз спасение земли Русской»

22 июля 2022 года в Оптиной пустыни состоялось открытие духовно-просветительского проекта «Дни Достоевского». Впервые в стенах монастыря открылся фестиваль, совмещающий в себе духовные традиции Оптиной пустыни и творческое завещание Федора Михайловича Достоевского. Этот проект стал еще одним напоминанием о глубинных связях русской литературы и духовной жизни святой обители.

Классики русской литературы тонко чувствовали происходящее. Их чуткое мироощущение порой приводило к пророчествам, сокрытым в художественных образах и раскрывающимся перед читателями с течением времени. Достоевский был не только великим писателем, но и великим духовидцем и пророком. Оказавшись в Оптиной пустыни, он мгновенно сумел почувствовать значение монашества и его вершины – старчества в жизни общества и всего мира. «Это – кающийся», – такую духовную оценку дал писателю преподобный Амвросий. Смиренная душа писателя, прошедшая «через горнило сомнений», испытаний каторгой, бедностью, болезнью, смогла проникнуть во внутреннее существо мира и души человека. Это неподдельное знание о страданиях и нуждах, о горе и отчаянии, о стоянии на краю бездны и – живой опыт общения с великим старцем, воскрешающим души, вызволяющим их из этого мрака, открыли Ф.М. Достоевскому значимость старчества… как оно меняет души людей, и как, меняя души, оно меняет и ход истории.

В день открытия «Дней Достоевского в Оптиной пустыни» был заложен памятник великому русскому писателю. Как отметил Игорь Леонидович Волгин, вице-президент международного фонда Ф.М. Достоевского, в какой-то степени этот камень символизирует и камень у могилы Илюши из романа «Братья Карамазовы», у которого Алеша произносит речь о всеобщей любви. Так и у стен монастыря, красота и сила которого заключается в братской любви как сокровенной части жизни монашествующих, будет воздвигнут памятник писателю, перо которого оставило самый значимый след в художественной литературе об Оптинской обители.

Перед открытием духовно-просветительского проекта, наместник Введенского ставропигиального мужского монастыря Оптина пустынь епископ Можайский Иосиф, совершил молебен и освятил камень на месте будущего памятника. Владыка зачитал обращение Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, в котором был отмечен особый Божий дар писателя понимать сокровенные глубины человеческой души, а также содержалось пожелание плодотворной работы новому проекту, призванному обьединить наследие Достоевского и традиции Оптиной пустыни.

«История не знает писателя, читавшего четыре года только Евангелие»

Митрополит Калужский и Боровский Климент в своем выступлении отметил восстановленную к дням Достоевского «тропу покаяния» – историческую дорогу от Оптиной до Скита, по которой к старцам приходили монашествующие и миряне на исповедь, на совет, за утешением… Ходил этой дорогой к батюшке Амвросию, уже знаменитому старцу, принимавшему как простецов так и известнейших людей XIX века, и сам Федор Михайлович. Владыка Климент обратил внимание на детство писателя. С ранних лет он вел церковную жизнь и видел большую нужду и страдания людей – это родило в юном сердце будущего русского классика сострадание, а впоследствии отразилось и в идейном содержании его произведений. На книжной полке Достоевского можно было увидеть «Сто четыре истории Ветхого и Нового Завета» – книгу, которую он помнил всю жизнь, а в зрелом возрасте нашел и купил. Большое воздействие оказала на Федора Михайловича «История государства Российского» Н. Карамзина. Среди писателей также нет, наверное, другого, кто на протяжении четырех лет читал только Евангелие – единственную разрешенную для каторжан книгу. В Омской крепости, где писатель отбывал каторгу, он близко узнал грубый мир уголовных преступников. Достоевский не идеализировал людей в своих произведениях – он видел в них главное. «А самое главное – образ Божий в каждом человеке», – сказал владыка Климент в завершение выступления, а также подвел слушателей к центральной идее произведений Федора Михайловича: «Внутренняя ответственность перед Богом способна сделать жизнь людей лучше».

Продолжая мысль главы Калужской митрополии в следующем выступлении, Игорь Олегович Щёголев, полномочный представитель Президента РФ в Центральном федеральном округе, обратил внимание на актуальность творчества Достоевского, затрагивающего особенно важные вопросы служения России и российскому обществу, верности Православию. Если каждый начнет взращивать в себе внутреннюю ответственность перед Богом, имея самым главным авторитетом Христа, то это поможет не заблудиться в нынешней цивилизации, в которой грань между добром и злом становится все более зыбкой. Подобная расстановка ориентиров проложит путь к духовному возрождению нации. Завершая свою речь, Игорь Олегович напомнил слушателям слова старца Зосимы, сказанные Алеше: «С тобою Христос, сохрани Его, и Он сохранит тебя». Будучи ведомыми Светом Истины, человек и человечество никогда не собьются с пути.

«Почувствовать себя верующим, а не просто говорящим о вере человеком»


Не раз посещавший Оптину пустынь и лично ощутивший на себе благодать этого святого места Сергей Вадимович Степашин заметил, что прекрасно понимает почему Достоевский приехал помянуть своего безвременно ушедшего сыну Алешу именно в эту обитель. Председатель Императорского Православного Палестинского общества в своем выступлении затронул многие аспекты, связывающие творчество великого писателя и Оптину, достигшую во времена Федора Михайловича особого расцвета. Писатель пробыл в монастыре два дня, дважды беседовал со старцем Амвросием, но, как сказал С.В. Степашин, одаренному столь тонким видением сути и глубочайшим мироощущением Достоевскому хватило бы и нескольких часов, чтобы почувствовать особую благодать, любовь и сочувствие, исходившие от старца и проникавшие без слов. И за несколько часов он смог бы почувствовать себя в стенах святой обители действительно верующим, а не только говорящим о вере человеком и понять всю значительность православной веры для России. Произведения великого писателя подводят нас к мысли, что народ должен гордиться своей великой родиной и воинами, но иногда он должен понимать свою неправоту с ближними, неправоту в своей душе, высказываниях и деяниях. В завершение выступления Сергей Вадимович сделал вывод, что именно в этом и есть сила произведений и сила духа Ф.М. Достоевского.

«Все его произведения говорят о напряженной внутренней борьбе…»

Точно отметила Анна Юрьевна Кузнецова, заместитель председателя Государственной Думы Федерального собрания РФ в своем выступлении: о каком писателе могла бы быть написана книга с названием «Евангелие Достоевского» (недавно вышедший в свет труд митрополита Илариона (Алфеева). – Д.Ф.)? Какому еще писателю мог бы быть открыт памятник на святой оптинской земле?.. Ответы на эти вопросы сводятся к личности Федора Михайловича, который был «реалистом в высшей степени» и глубоко верующим человеком. Этот великий писатель не со слов знал о внутренней брани и борьбе со своим «ветхим человеком», он сам опытно переживал и мучение от восстающих страстей, и томление от помыслов уныния, тоски и страха. Поэтому все его произведения говорят не просто о напряженном внутреннем диалоге, а о неком нескончаемом внутреннем сражении, внутренней войне, где «полем битвы стали сердца людей». Так и в наши дни мы видим реальное поле битвы, где защищают истинные ценности, о которых писал еще два века назад Федор Михайлович.

Известнейшие деятели XIX века искали в святой обители, в оптинском старчестве ответы на болезненные и мучившие их вопросы. Напряженная внутренняя борьба присуща не только героям романов Достоевского, но и реальным людям: братья Киреевские, Гоголь, Толстой, Соловьев, Леонтьев также приходили за утешением и наставлением к мудрым оптинским старцам… Николай Васильевич Гоголь, тяжело переживая свою греховность, прибегал к духовным советам преподобного Макария, Лев Толстой мучительно искал истину, а Константин Леонтьев так и остался в Оптиной, отрекшись «от мира и сущих в мире».

Владимир Ильич Толстой, советник Президента Российской Федерации по вопросам культуры и искусства, отметил, что духовное влияние Оптинской обители на величайшие умы XIX века трудно переоценить, и самое важное – чтобы и властители дум современности прошли эту тропу покаяния, обретая в своих словах точность и веру.

«Для Оптиной пустыни и всей Калужской земли этот день останется памятным событием, исторической вехой», – отметил Анатолий Дмитриевич Артамонов, председатель комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам. Представитель законодательной власти также напомнил гостям слова Альберта Эйнштейна: «Достоевский дал мне много, необычайно много, больше Гаусса». Запомнился вопрос, поставленный Анатолием Дмитриевичем в ходе выступления: «Какая идея должна быть главной для каждого человека?» и ответ на него словами самого писателя: «Сохранение своей души».

Духовные вопросы как вопросы национальной безопасности поставил в центр своего выступления Андрей Михайлович Ильницкий – советник министра обороны Российской Федерации. Говоря о ментальном противостоянии, в котором все мы неизбежно сейчас участвуем, Андрей Михайлович заметил, что применяемые ныне Западом технологии «распада истины», целенаправленного разрушения социума, управления обществом через разделение и страх были провидчески очень точно описаны Достоевским, – и привел в пример эпизод из «Братьев Карамазовых», а именно встречу старца Зосимы в пору его молодости с «таинственным посетителем». Наша сила может проявиться не на поле изощренных информационных технологий, а, прежде всего, на поле ценностей. Правды за нами больше, и Достоевский, сказавший: «всякий, кто искренно захотел истины, тот уже страшно силен», – в ряду этой правды, – сказал в заключение А.М. Ильницкий.

«Я не известен народу нынешнему, но буду известен народу будущему»

«Что такое творчество Достоевского, да и сам писатель? – начал вопросом свое слово Игорь Леонидович Волгин, вице-президент Международного Общества Ф.М. Достоевского. И дал на него совсем не тот ответ, которого можно было ожидать: «Это некий акт самопознания… Человек до Достоевского и после Достоевского – это в какой-то степени разные люди». После произведений великого художника человек начинает понимать о себе гораздо больше, чем до знакомства с ними. Он узнает, что в нем гораздо больше хотений, чем ему представлялось, и что, действительно, «широк человек и хорошо бы его сузить»… Очень важна для понимания глубины веры великого писателя фраза из его письма к Н.Д. Фонвизиной после каторги: «Если б кто мне доказал, что Христос вне истины, и действительно было бы, что истина вне Христа, то мне лучше хотелось бы оставаться со Христом, нежели с истиной». «Это поразительные слова, – подчеркнул Игорь Леонидович. – То есть, если бы оказалось, что истина бесчеловечна, “арифметична”, как говорит Раскольников, если она бездушна, то Достоевский предпочел бы остаться с человечностью, со Христом, нежели с абстрактной математической истиной». Главный урок Достоевского – это единство морали в отношении ко всему. Что это такое? Это внесение христианского сознания в сферу обыденной жизни, в политику и в историю. Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода (Ин. 12:24), – эти евангельские строки являются эпиграфом к роману «Братья Карамазовы» совсем неслучайно. Федор Михайлович и был таким зерном, которое как бы умерло на эшафоте, а потом принесло много плода. Не получив этот смертный опыт, не пройдя каторгу, Достоевский не стал бы великим писателем.

«Не красота спасет мир, а мир красотой спасется»

И.Л. Волгин расставил акценты в искаженной со временем цитате Достоевского. В рукописи указаны такие слова: «Мир красотой спасется». «То есть нужно усилие мира, чтобы спастись, – обьяснил Игорь Леонидович. – Не просто кто-то должен прийти и спасти мир красотой, мир должен приложить некое духовное усилие для своего спасения».

Дмитрий Петрович Бак, директор Государственного музея истории российской литературы имени В.И. Даля символично отметил, что творчество Федора Достоевского – это тот фокус, в который сошлись все лучи русской духовности за все столетия истории нашего государства.

Завершая церемонию открытия фестиваля, директор Омского государственного литературного музея имени Ф.М. Достоевского Виктор Соломонович Вайнерман обратил внимание на духовный и творческий путь великого писателя: прошедший тяжелейшую школу испытания каторгой и опустившись на самое дно человеческого существования, он вышел оттуда физически более крепким, духовно более обогащенным человеком, полным творческих замыслов. Подводя итог церемонии открытия, Виктор Соломонович отметил глубокую символичность закладки камня будущего памятника Ф.М. Достоевскому именно у стен монастыря: «В его основание легли кирпичи из старой Омской крепости, связывающие место духовного испытания русского классика и место его духовного воскрешения».

Выступающие выразили общее пожелание, чтобы «Дни Достоевского в Оптиной пустыни» стали национальным праздником как Церкви, так и светского общества.

Красной нитью всех выступлений была мысль о духовном возрождении русского народа, о сохранении веры и собственной души в трудных условиях современности, в которых грань между добром и злом становится практически неразличима. Во все времена люди стремились в святые обители за «глотком свежего воздуха», за живительным словом духовно умудренных отцов, стремились хоть к малому, но все же приобщению монашеской благодати и опыту, рождаемым постоянным подвигом и умалением себя, в смирении и покаянии. Действительно, в удаленных от мирской суеты и соблазнов монастырях рождались из обычных людей духоносные старцы и светильники, уподобившиеся Христу подвигом непрестанной молитвы и безмолвия. В монастырях послушание духовника – это особый род подвига, потому как духовник находится в постоянном противоречии между желанием предаться любви к Богу и нуждой общаться с другими людьми ради их пользы и духовного возрастания. В Оптиной пустыни старческое преемство не прерывалось на протяжении целого века, что в истории является уникальным явлением. Ф.М. Достоевский, встречавшийся со старцем Амвросием при посещении Оптиной пустыни, взял некоторые его внешние черты и высказывания для художественного образа старца Зосимы в романе «Братья Карамазовы». В романе устами старца Зосимы Достоевский высказывает такую мысль: «…сколь много в монашестве смиренных и кротких, жаждущих уединения и пламенной в тишине молитвы <…> от сих кротких и жаждущих уединенной молитвы выйдет, может быть, еще раз спасение земли Русской», как когда-то вышло спасение Русской земли от преподобного Сергия.

***

По окончании выступлений вопрос о реализации этой мысли в современном монашестве корреспондент портала «Монастырский вестник» задал наместнику монастыря Оптина пустынь епископу Можайскому Иосифу. Владыка ответил:

На протяжении целого века Оптинские старцы – преподобные Моисей, Лев, Макарий, Амвросий и их духовные преемники – принимали непосредственное участие в спасении России. Духоносные отцы формировали правильное мышление и духовное направление приходящих, начиная от простецов, идущих за житейским советом, и заканчивая образованнейшей интеллигенцией, желавшей получить духовное наставление. Современное монашество в свою очередь должно дать таких представителей, которые будут «светом миру», которые смогут оказывать духовную помощь приходящим. Нам нужно не терять надежды на то, что современное монашество сможет явить миру таких старцев. Для этого прежде всего нам, монахам, нужно очистить себя от всякой скверны, чтобы сделаться «вместилищем Духа Божия» и нести свет Христов в мир. Для созидания своей души мы и приходим в монастырь. Уже укрепившиеся монашеским подвигом отцы становятся духовниками. У нас в Оптиной пустыни тоже есть духовники, которым доверяется окормление посещающих обитель богомольцев. У таких отцов есть достаточный опыт духовной жизни, а у кого-то даже и харизма, благодать, возможно, и какой-то особый Божий дар. Духовные отцы помогают людям находить свой особый путь спасения.

Говоря же глобально, можно отметить, что причины всех современных проблем – духовные. Причины не во внешних факторах, а в человеческой порочности. Но духовные люди, тонко чувствующие как корни глобальных мировых проблем, так и корни проблем единичного человека, должны повлиять на духовное состояние общества. Вся атмосфера современности пронизана мраком, люди находясь во тьме неведения, выдают зло за добро. Не будь в Москве святых обителей, как трудно было бы жителям столицы, ведь для них это как «глоток свежего воздуха». Хотя монахам, живущим в условиях столицы, крайне тяжело… но это служение, и к нему нужно относиться со смирением. Куда Господь призывает, там и нужно служить, и именно это место будет самым удобным для спасения, вопреки всем внешним неудобствам. В столице, полной суеты и соблазнов, люди еще больше нуждаются в свете и Божьей благодати, которую вмещают в себя уже духовно преуспевшие отцы.

Моя задача как игумена и состоит в формировании духовной составляющей жизни братии. Я должен заниматься не только внешним благоустройством нашего монастыря, но и внутренним духовным строительством, в первую очередь, себя как монаха, а потом и братии. Хотя пока тяжеловато окормлять братию индивидуально... к сожалению, времени на каждого не хватает. Поэтому в монастыре и есть сложившийся при отце Венедикте (Пенькове) институт духовников. Ищущему монашества определяется духовный отец, который в дальнейшем помогает ему в духовном возрастании и укреплении, что очень выручает.

Монастыри в наши дни призваны к тому, чтобы быть светом, к которому стремились бы люди. Они должны быть маяками, ведущими к главной цели жизни и освещающими дорогу на пути к ней. Таким образом, постепенно будет происходить духовное перерождение народа, а за духовным естественно последует и общее спасение, как это уже и совершалось при преподобном Сергии.


Дарья Филатова
Фото: инокиня Виринея (Туманова)

Материалы по теме

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Игумен Трифон (Парсонс)
Иеромонах Гавриил (Хутен)
Преподобный Амвросий Оптинский
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Игумен Трифон (Парсонс)
Иеромонах Гавриил (Хутен)
Преподобный Амвросий Оптинский
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Пензенский Спасо-Преображенский мужской монастырь
Валаамский Спасо-Преображенский ставропигиальный мужской монастырь
Суздальский Свято-Покровский женский монастырь
Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь
Коневский Рождествено-Богородичный монастырь
Монашеская женская община Ризоположения Божией Матери с. Люк
Воскресенский Ново-Иерусалимский ставропигиальный мужской монастырь
Иоанно-Богословский женский монастырь, дер. Ершовка
Казанская Амвросиевская женская пустынь
Высоко-Петровский ставропигиальный мужской монастырь