«Сегодня, как никогда, мы должны брать пример с наших святых»

Игумения Елисавета (Позднякова)

В московском ставропигиальном женском монастыре Марфо-Мариинская обитель милосердия практически с начала специальной военной операции начали собирать гуманитарную помощь для пострадавших мирных жителей, затем – для раненых в госпиталях и всех воинов, несущих службу. Эта работа стала, по сути, еще одним направлением деятельности обители.

Почему важно сейчас этим заниматься, чтó сегодня меняется в людях, и какие уроки мы как христиане можем извлечь из происходящего – об этом на сайте монастыря рассказала настоятельница Марфо-Мариинской обители игумения Елисавета (Позднякова)

«Они радуются, что не одни, что душой мы с ними»

Матушка Елисавета, почему Вы приняли решение начать помощь мирным жителям, затем и воинам? Сегодня в Марфо-Мариинской обители сформировалось уже несколько направлений такой деятельности – мастерские, сбор посылок, приобретение гуманитарной помощи.

Когда происходят такие потрясения, в стороне оставаться нельзя. Никогда за всю историю России Церковь и монастыри в периоды народных бедствий не оставались безучастными. Да, сейчас вектор внимания Марфо-Мариинской обители действительно смещен в направлении помощи пострадавшим людям и бойцам. По-другому не может быть: когда есть рана, она болит, и все внимание обращено на нее. Мы, как и многие люди, желающие оказать помощь, начали думать, чем мы можем быть полезны. Сначала было состояние смятения, как и у всех, но постепенно стало понятно, что есть пострадавшие, эвакуированные, и мы сосредоточились, в первую очередь, на помощи им. Стали делать ту работу, которая нам в принципе уже привычна: собирали продукты, вещи, отправляли их на пострадавшие территории, чтобы снабдить людей самым необходимым.

Потом стало ясно, что и военным нужна помощь. Наша основная задача – помочь сохранить их здоровье и безопасность; важно, чтобы они находились в тепле, были обеспечены самым необходимым. Так появились наши мастерские. В них добровольцы делают окопные свечи, чтобы наши бойцы могли согреться, разогревать еду, освещать свои блиндажи. Изготавливаются маскировочные сети, которые нужны как воздух и которые используются в огромном количестве, по сути, как расходный материал. Эти сети спасают жизни бойцов. Сетями накрывают блиндажи, технику и даже используют как ложные цели, чтобы отвести огонь от наших военных. Мы неоднократно объявляли набор добровольцев, которые сейчас трудятся в мастерских. И нам радостно, оттого что благодаря их труду наши ребята остаются живы.

Весь год в зону боевых действий направлялась гуманитарная помощь для воинов, для госпиталей, куда поступают раненые. Скажите, по обратной связи, которую Вы получаете, понятно, насколько эта помощь востребована сейчас?

Мне часто бывает неловко, что эту обратную связь получаю главным образом я: слышу благодарности от военных, вижу, насколько для них важна поддержка. Конечно, им очень нужны сети, свечи, которые мы им отправляем. Но есть ощущение, что значительно больше они радуются тому, что мы душой с ними, что приезжаем к ним, общаемся, сопереживаем. Они говорят: «Спасибо, что вы сюда приехали». Им очень важно видеть, что народ России с ними, что они не одни сидят в мерзлых окопах, а потом лежат в госпиталях.

Когда к нам в обитель приезжают военные с Донбасса, я стараюсь привести их в наши мастерские, чтобы они могли поговорить с добровольцами, которые трудятся каждый день, с утра до позднего вечера. Но нам благодарность даже стыдно принимать, потому что мы делаем совсем немного, то, что по силам.

Есть у нас еще одна – главная – задача как у монахов и христиан: молиться за наших ребят. И мы за них молимся, переживаем. И для них большое утешение знать, что мы о них думаем, помним, делаем всё, что в наших силах.

В ноябре, ко дню памяти Великой княгини Елизаветы Федоровны, которая тоже немало помогала воинам, прошел благотворительный концерт для сбора гуманитарной помощи раненым и бойцам в зоне боевых действий. В концерте принимали участие известные и всеми любимые депутат Госдумы, народный артист России, Дмитрий Певцов и артистка театра и кино Екатерина Гусева. В январе запланирован еще один большой концерт. Как родилась идея проведения подобных мероприятий?

Понятно, что оказание помощи требует большого количества средств. С началом специальной военной операции мы в Марфо-Мариинской обители решили все праздники, памятные для обители даты сопровождать сборами средств для пострадавших, нуждающихся людей, для раненых и бойцов, которым нужна помощь, и для привлечения людей, которые хотели бы работать в наших мастерских. За этот год мы провели несколько таких акций, когда все желающие могли прийти и потрудиться – сшить госпитальные полотенца, научиться плести сети и отливать окопные свечи.

Параллельно, посещая госпитали в ДНР, я встречалась с замечательными людьми – нашим артистами, которые по примеру своих предшественников времен Великой Отечественной войны также устраивали концерты для бойцов СВО. Так мы познакомились с Екатериной Гусевой. Подобные концерты проводил и Дмитрий Певцов. И естественным образом возникла идея сделать концерт в Москве. Люди обеспокоены, переживают за происходящее. Нам хотелось организовать мероприятие, которое, с одной стороны, помогло бы собрать средства для дальнейшей помощи, с другой – стало бы утешением для зрителей.

Первый концерт прошел в ДК им. Зуева у станции метро «Белорусская». Собралось больше шестисот человек, получился хороший, теплый концерт, люди были очень воодушевлены и, как мне показалось, отдохнули душой. Артисты исполнили всем знакомые и любимые песни, которым подпевал весь зал: «Журавли», «Ты меня на рассвете разбудишь…», «Мы вас ждем».

Поэтому родилась идея второго такого благотворительного концерта в Вегас Сити Холле. Концерт пройдет 21 января. Мы приглашаем всех желающих, всем будем рады. Главная цель концерта – собрать средства для воинов и стать утешением для людей, которые живут, трудятся в Москве, молятся за наших ребят и стараются им помогать.

«Время посмотреть – ко Христу мы идем или в обратную сторону»

Матушка, Вы были в госпиталях в ДНР. Расскажите немного об этом.

В госпиталях мне приходилось общаться со многими нашими бойцами. Это в большинстве молодые ребята от 23 до 30 лет. И я была приятно удивлена этим общением. Они все понимают, почему и ради чего там оказались. Ни в одном из них я не видела злости, ненависти, у них нет идеи идти и убивать. Это, если можно так выразиться, «знак качества» наших воинов.

Ребята там – совсем другие, они изменились, стали мужественными. Есть ощущение, что у них произошла переоценка ценностей, всего, чем они раньше жили. И я увидела, что в окопах действительно нет атеистов. Солдаты просят дать им крестики, пояски с 90-м псалмом. Очень радуются, когда к ним приезжают священники.

В расположении одной из частей бойцы меня увидели и сразу пригласили посмотреть их молельную: «Матушка, пойдемте, мы вам что-то покажем». Эту молельную они сами обустроили; хотя места очень мало, но они выделили помещение для молитвы. Разместили там иконы, поставили кровать для священника. Когда батюшка приезжает, исповедует, причащает наших ребят, то может там и переночевать.

Радостно видеть, что они не унывают и еще стараются подбадривать всех вокруг. Раненых бойцов привозят в госпиталь, им больно, серьезные ранения бывают, а они остаются мужественными, шутят. В общем, духом они не падают.

Был трогательный случай в госпитале, который я запомню на всю жизнь. Привезли из операционной бойца Володю, ему было очень плохо. Он стонал, метался. Пить ему было нельзя после операции, губы пересохли, но он при этом постоянно что-то пытался сказать, а я не могла разобрать – что. И решила хотя бы смочить ему губы, думала, что он что-то хочет попросить. Когда он смог говорить, то постоянно начал повторять: «Где, где этот парнишка?» Я попыталась узнать, о ком он спрашивает. Но ответить у него уже не получалось. И я подумала, что постепенно, когда Володе станет лучше, мы разберемся. И вдруг совсем скоро в одной из палат вижу молодого человека, удивительным образом чем-то очень похожего на Володю. И я ему говорю: «Вы случайно не тот самый парнишка, о котором расспрашивает здесь один боец». И он мне в ответ: «Да, я! А что там Володя?» Радость была огромная в тот момент.

Выяснилось, что эти два бойца были тяжело ранены в одном окопе, и их чудом удалось эвакуировать на машине «Урал». Из-за осенней распутицы они еле смогли выехать. Когда они лежали в грязи, то оба думали, что из этой ситуации им уже не выбраться и не выжить из-за тяжелых ранений.

И было утешением видеть, что Володя, старший по званию, сам получивший тяжелейшее ранение, в самые трудные свои минуты думал не о себе, а о молодом бойце, за которого чувствовал ответственность. И таких случаев победы духа там очень много, духа простых русских парней, которые всегда готовы помогать друг другу, и еще вытаскивают с поля боя и помогают раненым солдатам с другой стороны. Наверняка, бывает и иначе, но случаев, подобных тому, о котором я рассказала, там намного больше. И это позволяет думать, что мы на правильном пути.

И когда Володе с Сашей стало получше и им разрешили перебраться в одну палату, они радовались, как дети, – тому, что остались живы, что всё не так плохо, как могло быть.

Матушка, у Вас есть ощущение, что люди поменялись не только там, но и здесь, больше стало в них настоящего, ушло что-то наносное? И поделитесь, какие уроки, на Ваш взгляд, мы можем и должны вынести из происходящего?

Военные действия идут не столько на поле боя, сколько идет война с прародителем зла, который всегда восстает против людей. Это важно понимать и помнить. И война идет в каждом из нас, победа в этой внутренней борьбе крайне важна. Сейчас очень много зависит от всех нас. И хорошо, что народ, как мы видим, начинает возвращаться к фундаментальным ценностям, люди начали приходить в храм. Это самое главное. Мы должны понимать, что без изменения себя, без перемен в нашем сердце ничего хорошего и правильного вокруг не произойдет.

Обязательно сейчас нужно помогать нашим ребятам на фронте, и тем, кто остался там без жилья, в очень трудной для себя ситуации. Но в то же время нельзя забывать, что главное – работа над собой. И, может, сейчас и есть то самое время, когда важно увидеть и понять, кто мы по отношению к самому главному в жизни – к нашему спасению. В какую сторону сейчас мы идем – ко Христу или мы идем в обратную сторону, осуждая всех вокруг, допуская другие грехи.

И если сейчас мы все задумаемся об этом и, главное, начнем еще учить этому наших детей, тогда все будет хорошо.

Это присуще нашему народу, что именно в тяжелые моменты мы возвращаемся к Богу, к спасительным ценностям; что в минуты испытаний мы становимся сплоченнее. Возможно, поэтому Господь и попускает такие испытания. Со многих людей действительно сейчас будто слетела «шелуха», и они стали заботиться о главном, пошли в храм, стали внимательнее к друг другу. Не все, но очень многие. Это вселяет надежду, что мы сделаем правильные выводы из того испытания, которое послал нам Господь.

И, может быть, за это Господь помилует нас, наш народ и даст нам силы дальше идти по своему пути ко Христу, и люди будут сообразовывать жизнь с Его заповедями.

Какие идеи, мысли Великой княгини Елизаветы Федоровны стали сейчас особенно актуальны, к каким, может быть, Вы обращались в последнее время? Она много писала и думала о судьбе России в трудные годы.

Еще недавно мы смотрели на жизнь святой преподобномученицы Елисаветы и других святых ХХ века, читали, узнавали о том, как они помогали в госпиталях, как это делала императрица Александра Федоровна и ее дочери, и нам казалось, что все это очень далеко от нас. Мы восхищались их подвигом, думали, как это высоко и недостижимо, но осталось далеко в прошлом.

И вдруг мы оказались в той же самой ситуации. Господь поставил нас в такие же условия, и сегодня, как никогда, мы должны брать пример с наших святых. Преподобноисповедник Сергий (Сребрянский), духовник обители в начале прошлого века, со своим полком прошел всю Русско-японскую войну. Был рядом с бойцами, поддерживал их. Мы знаем о лишениях, выпавших на его долю, из «Дневника полкового священника», который он вел.

Великая княгиня Елизавета Федоровна с началом Первой мировой войны развернула широкую деятельность по помощи бойцам на фронте, ориентировалась на их самые актуальные нужды. Здесь, в Марфо-Мариинской обители, как мы знаем, был госпиталь и размещались единовременно до шестидесяти бойцов. Она сама принимал участие в уходе за ними. И мы постоянно говорим, что наши святые – наши ориентиры, маяки. Сегодня мы оказались в такой же ситуации, и замечательно, что Господь дал нам таких святых, за которыми мы можем следовать. Они относились ко всему происходящему как к посланному от Бога испытанию, которое нужно пройти достойно, по-христиански. Они этот путь уже прошли, а теперь действовать должны мы.

Беседовала Юлия Семенова

Фото: Кристина Заря

Материалы по теме

Новости

Публикации

Монастыри

Марфо-Мариинская обитель милосердия
119017, г. Москва, ул. Большая Ордынка, д.34
Марфо-Мариинская обитель милосердия
119017, г. Москва, ул. Большая Ордынка, д.34

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Мужской монастырь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость»
Петропавловский мужской монастырь
Андреевский ставропигиальный мужской монастырь
Мужской монастырь святых Царственных Страстотерпцев (в урочище Ганина Яма) г. Екатеринбург
Спасо-Прилуцкий Димитриев мужской монастырь
Пензенский Спасо-Преображенский мужской монастырь
Мужская монашеская община прихода храма Тихвинской иконы Божией Матери
Борисоглебский Аносин ставропигиальный женский монастырь
Пензенский Троицкий женский монастырь
Николо-Вяжищский ставропигиальный женский монастырь