Мемориальный музей как одно из ведущих миссионерских направлений обители

Игумения Елисавета (Позднякова)

В покоях, где жила святая основательница Марфо-Мариинской обители милосердия Великая княгиня Елисавета Феодоровна, сегодня находится мемориальный музей, открытый в 2008 году после обширных реставрационных работ. Насколько важным становится для многих экскурсантов соприкосновение с личностью преподобномученицы, а также с личностями людей высокого духа, окружавших ее, – об этом и многом другом мы говорили с настоятельницей Обители милосердия на Большой Ордынке в Москве игуменией Елисаветой (Поздняковой). Но началась наша беседа с расстановки акцентов. Главный из них: какое место должен занимать мемориальный музей в монастырской жизни. Вот что сказала матушка Елисавета:

Недавно я услышала замечательные слова Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, которые, на мой взгляд, объясняют наше – в какой-то мере спокойное – отношение непосредственно к самому музею (при том, что мы занимаемся его развитием, любим его). Суть слов Его Святейшества сводится к следующему: для нас важна память о наших святых не только потому, что это были люди, оставившие светлый след в истории. Если к ним относиться просто как к великим людям, тогда они превращаются в музейный экспонат. Однако они отличаются от других величайших личностей именно тем, что мы можем им молиться. Святые остаются для нас живыми, и в монастыре это, наверное, особенно заметно. Невоцерковленный человек, приходя в Обитель впервые, как правило, спрашивает: «Можно музей посмотреть?» Конечно, можно. Но в нашем случае музей – это то место, что способно стать для него проводником в храм. Для людей воцерковленных главным в Обители является храм и рака с частицей мощей ее святой основательницы, переданных нам из Иерусалима в 2009 году. Потому что для верующих важнее всего диалог с живой святой. И поэтому наши прихожане в музее бывают нечасто: однажды посетив его, могут повторить свой визит, например, через год или еще через какое-то время. То есть мы видим доминирование молитвенного общения над музейной экспозицией. Музей в большей степени несет миссионерскую нагрузку. Ведь сколько было случаев, когда рассказы о жизни преподобномученицы Елисаветы приводили людей в храм, приводили их к Богу!

Порою задействованы все – от штатных экскурсоводов до сестер обители

Много ли бывает экскурсий и кто их проводит?

Регулярные экскурсии у нас проводятся ежедневно в 11.00 и в 15.00, кроме понедельника. В промежутках между ними бывают экскурсии для организованных групп. Или, случается, человек проездом в Москве – первый и, возможно, последний раз! – и просит провести экскурсию. Мы не отделяем мемориальный музей от всего ансамбля Марфо-Мариинской обители милосердия: экскурсии включают в себя знакомство с территорией Обители, посещение Покровского храма, храма во имя Святых Марфы и Марии и музей. Ведут их как штатные экскурсоводы, так и наши сестры. Если кто-то из экскурсоводов заболел и подменить его некем, подменяет сестра. Или людей приходит очень много – тогда подключаемся все. Для того, чтобы музей стал доступен как можно большему числу экскурсантов, мы создали школу православных экскурсоводов из числа добровольных помощников Обители. И после двухмесячного обучения на семинаре-практикуме выпускники школы включаются в череду наших экскурсоводов. В этом месяце выпустили первую группу – порядка 30 человек. А в апреле 2016 года продолжатся занятия для следующей группы православных экскурсоводов.

Как удалось найти столько энтузиастов?

Они сами нас нашли. Это неравнодушные православные люди, люди неслучайные. Мы только собеседование с ними проводили, принимали их на учебу. Наши штатные экскурсоводы чрезвычайно рады тому обстоятельству, что в лице выпускников курсов они получили серьезную, значимую помощь. Кстати, и несколько сестер Обители тоже обучались с добровольцами, слушая лекции квалифицированных преподавателей православных московских ВУЗов. Помимо того, что слушатели получали ценные исторические сведения, еще на лекциях большое внимание уделялось следующим моментам: как расположить к себе людей; как передавать информацию слушателям и поддерживать с ними контакт на протяжении всей экскурсии; как преодолеть ту или иную сложную ситуацию, если она вдруг возникнет...

Гостям здесь всегда рады!

Матушка, Вам ведь тоже приходится проводить экскурсии. Например, чуть более года назад Вы встречали делегацию Коптской Церкви во главе с Патриархом Феодором II. Когда Вы вели высоких гостей по покоям преподобномученицы Великой княгини Елисаветы Феодоровны, что Вам в те минуты хотелось донести до Предстоятеля древнейшей Церкви, созданной, по преданию, святым евангелистом и апостолом Марком?

Начну с того, что мы всегда очень рады гостям. У нас их бывает много. Посещают обитель и представители Поместных Православных Церквей, и представители других конфессий. Коптский Патриарх Феодор II оказался совершенно удивительным, добрым человеком. С большим вниманием он все рассматривал, с огромным интересом обо всем расспрашивал. У нас есть девочка из Палестины, для которой арабский язык родной (воспитанница Вифанской школы на Святой Земле, она до недавнего времени жила в Свято-Елизаветинском приюте, теперь учится в педагогическом колледже и проживает в нашем студенческом общежитии). Так вот юная палестинка стала переводить наш рассказ Блаженнейшему Патриарху Феодору и членам делегации, а слова высоких гостей – нам. В результате встреча получилась теплой, почти что семейной. Не могу сказать, что мне хотелось донести до Коптского Патриарха какие-то специальные мысли. Когда я рассказываю о Елисавете Феодоровне, то, пожалуй, передаю свое собственное отношение к ней, к ее жизни, а каждый человек уже воспринимает это по-своему. Был тут как-то любопытный случай: нам сообщили, что из Германии едет герцог Ольденбургский, интересующийся историей своего рода, и что он хочет со своей супругой посетить нашу Обитель. Мы обрадовались, зная, что этот знатный род находился в близком родстве с Домом Романовых. Согласно полученной информации переводчик зарубежным гостям не требовался. Встретили мы их с цветами и сразу же поняли, что ни герцог, ни герцогиня на русском языке не говорят. К счастью, один молодой человек из числа сопровождавших герцогскую чету более-менее сносно знал немецкий язык, и это помогло в общении. В мемориальном музее я вела экскурсию «точечно»: рассказывала про отдельные экспонаты и связанные с ними интересные истории. Вдруг в предпоследнем зале герцог останавливается, внимательно смотрит на фотографию, запечатлевшую Елисавету Феодоровну с Великим князем Сергием Александровичем, и спрашивает: «А как они связаны между собой?» В этой предпоследней комнате мне пришлось рассказывать все с самого начала! Герцог с супругой были настолько потрясены судьбой и мученической кончиной Елисаветы Феодоровны, урожденной принцессы Гессен-Дармштадтской, что, вернувшись домой, написали нам прочувствованное письмо со словами благодарности...

Всякие ситуации бывают. Но главное, хочется, чтобы соприкосновение с жизнью первой настоятельницы нашей Обители оставило в душе глубокий след и человек, узнавший о Великой княгине, захотел бы подражать ей в делах милосердия. Поэтому с какой-то периодичностью мы проводим экскурсии для сотрудников наших социальных проектов, которые Обитель инициирует. Это медицинский центр «Милосердие»; Центр семейного устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей; детская паллиативная служба; служба помощи людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, и целый ряд других наших подразделений. Бывают в музее и девочки из Свято-Елизаветинского приюта. Поскольку состав нашего приюта регулярно обновляется (кто-то из подопечных уходит в приемную семью, кто-то возвращается в семью кровную), то новенькие, попадая к нам, приходят в музей и узнают о преподобномученице Елисавете.

Музей и сегодня пополняется экспонатами

Какие реликвии в мемориальном музее святой преподобномученицы Елисаветы Феодоровны, на Ваш взгляд, особенно ценны?

Все реликвии одинаковы по своей ценности, однако, повторюсь, что в музее четко осознаешь: Елисавета Феодоровна не тут. Мы с благоговением относимся к мемориальным вещам, которые видим в качестве экспонатов, но все-таки преподобномученицу Елисавету ощущаем не через них, а через молитвенное общение в храме. Да и не только в храме, потому что присутствие святой настоятельницы чувствуется в обители везде и всеми: и сестрами, и нашими подопечными, и сотрудниками социальных служб, и прихожанами. А музей – это прекрасная возможность прикоснуться к истории монастыря как прошлого века, так и века нынешнего. Есть здесь, казалось бы, неприметный с виду экспонат – значок Елисаветинского благотворительного общества, которое когда-то создала Елисавета Феодоровна. На меня большое впечатление произвело то, как этот значок к нам попал. Принес его мужчина, вошедший в церковную лавку со словами: «Я не знаю, что это, но, видимо, это имеет отношение к вашей обители». Добавил, что он пропил все, а значок пропить не может – решил принести его нам. Мне кажется, эта реликвия дорогого стоит: в душе спившегося человека, посчитавшего значок святыней, происходили явные благотворные изменения. Не знаю, что потом с ним случилось, но хочется верить, что Господь остановил бедолагу на краю пропасти, не дал ему упасть в бездну.

Музей продолжает пополняться экспонатами. Некоторые из них приносят незнакомые люди, некоторые – знакомые коллекционеры, которые выкупают их на аукционах. Совсем недавно нам на хранение передали молитвослов, выпущенный для сестер Марфо-Мариинской обители милосердия в 1910 году. Я даже не знала, что такое издание было. Теперь мы надеемся, что сумеем его переиздать. А принесли его потомки бывшей насельницы Обители – княжны Марии (Оболенской). Молитвослов и ее фотографию... Нам было известно, что такая сестра здесь подвизалась и что она, иногда подменяя келейницу Матушки инокиню Варвару (Яковлеву), ходила по Хитрову рынку из притона в притон вместе с Елисаветой Феодоровной, которая разыскивала там сирот и уговаривала взрослых отдать этих несчастных детей ей на воспитание. Но в списках сестер на момент закрытия обители в 1926 году Мария (Оболенская) не значилась. Доходили косвенные сведения, что она раньше покинула Россию. Что с ней случилось дальше, об этом недавно поведали ее родственники. То есть чудесным образом современным сестрам обители в честь Святых Марфы и Марии открылась судьба одной из их предшественниц...

Хотя мемориальных вещей в музее не так много, но они есть. Есть апостольник Великой Матушки, как называли Елисавету Феодоровну сначала здесь, затем и по всей Москве. Апостольник сохранила одна из сестер. Есть наперсный крест, который носила Матушка-настоятельница. Среди экспонатов – сервиз великокняжеской четы с великокняжеским вензелем и разные шкатулочки. Удивительно, но чаще всего нам приносят то, что Великая княгиня и духовник Марфо-Мариинской обители преподобноисповедник Сергий (Сребрянский) (до принятия монашеского пострига протоиерей Митрофан) кому-то дарили. Потомки тех людей приходят и говорят: «Это Елисавета Феодоровна дарила моей маме» (или бабушке, или еще кому-то из близких родственников). Что касается рояля, на который все экскурсанты обращают внимание, то вначале были непроверенные слухи, что он находится здесь с дореволюционных времен и не покидал стен Обители. Чтобы найти им подтверждение, мы сделали запрос в фирму «Беккер» – производитель этого рояля. Оттуда нам ответили, что да, этот рояль и еще один покупала Великая княгиня для Марфо-Мариинской обители милосердия. Так что можно сказать: рояль начала прошлого века пережил все вместе с Обителью: и ее закрытие богоборцами в 1926 году, и ее возвращение Русской Православной Церкви в 1992 году.

Хочется выразить огромную благодарность реставраторам, восстановившим интерьер музея. Конечно, в советское время многое было утрачено и само здание находилось в весьма плачевном состоянии, но сегодня те комнаты, интерьер которых мы знаем по фотографиям, практически, восстановлены в первозданном виде на 95 процентов. Полностью восстановлен интерьер личной молельной комнаты, где молилась Елисавета Феодоровна и куда она, как мы видим из дошедших до нас свидетельств сестер, приглашала их вместе с нею молиться. Раньше из покоев Великой княгини был переход в больничный корпус, и святая настоятельница обители приходила туда ночью, смотрела, как идут дела. Нередко она просиживала ночи у постели тяжелобольных: меняла повязки, давала попить, утешала. Над умирающими читала Псалтирь.

Сегодня наш музей находится в промежуточном состоянии. Есть задумки по переустройству существующей экспозиции, но это планы на будущее.

Объединяющее начало

Давайте тогда вернемся к настоящему. Весной этого года в Государственном центральном музее современной истории России прошла выставка «Белый Ангел», посвященная истории создания Марфо-Мариинской обители милосердия и жизни ее основательницы. Для монастыря это был, по Вашим словам, «первый опыт такой масштабной выставки». Как Вы его оцениваете? Появилось ли чувство удовлетворения от сотрудничества со светскими организациями?

В подготовке экспозиции приняли участие ведущие музеи и архивы страны, начиная с Музеев Московского Кремля и заканчивая Архивом Государственного музея архитектуры имени Щусева. Но сама выставка мне, может, даже больше запомнилась не экспонатами, а отношением людей к памяти преподобномученицы Елисаветы Феодоровны. Людей, на первый взгляд, совершенно светских, невоцерковленных. Когда у нас появилась идея проведения такой выставки, то не сосчитать, сколько человек нас останавливало. Они говорили: «Да вы что? У вас ничего не получится! Это огромные деньги! Только одна транспортировка сколько стоит!» Когда же непосредственно началась подготовка к выставке, все оказалось намного проще – и не потому, что дешевле стоило, а потому, что многие шли нам навстречу. Буквально все помогали, чем могли. А сотрудники Музея современной истории России разрешали нам проводить благотворительные экскурсии, хотя это и лишало их некоторой прибыли. Иными словами, выставка «Белый Ангел» стала объединительным моментом для всех хранителей памяти Елисаветы Феодоровны. И для самого музея на Тверской она явилась настоящим открытием. Множество замечательных экспонатов, представленных на ней, в таком сочетании встречались впервые.

Матушка Елисавета, и последний вопрос, пожалуй что, личного характера. Из каких источников, при каких обстоятельствах Вы узнали о Великой княгине Елисавете Феодоровне? Как это повлияло на Вашу жизнь?

Я была в монастырской общине Самарской области и в тот день по послушанию пасла коров в поле. Мама привезла мне книгу Любови Миллер «Святая мученица Российская Великая княгиня Елисавета Феодоровна», я взяла ее с собой. Сижу в овраге – коровы щиплют травку, а я оторваться от книжки не могу. Особенно поразили письма Эллы, как называли ее в родительском доме, своей знаменитой бабушке английской королеве Виктории. Из них было видно, насколько сильно внучка любила бабушку. Я тогда даже пересмотрела отношение к собственной бабушке, которая была человеком нецерковным, а я все пыталась ей объяснить свою позицию. Читала книгу и думала: надо же, как Елисавета Феодоровна общалась с бабушкой! Ни в чем ее не убеждала – просто любила и все! И под воздействием этой книги мои отношения с бабушкой тоже поменялись в лучшую сторону. С тех пор я очень полюбила Елисавету Феодоровну.

* * *

Попрощавшись с матушкой-настоятельницей, я встретилась с куратором программы семинара-практикума православных экскурсоводов ставропигиального женского монастыря Марфо-Мариинская обитель милосердия Мариной Кировой. И она провела запоминающуюся экскурсию по обители и музею. Сколько раз доводилось бывать в обители прежде, но проникновенный рассказ Марины Сергеевны помог по-новому увидеть и Покровский собор, и слегка заснеженную территорию, и мемориальный музей. Нетрудно было представить, с каким вниманием слушают экскурсовода экскурсанты. На душу легло все от первого до последнего слова, и словно бы зримо предстала перед глазами картина той жизни, в которой милосердие сделало эту Обитель, что находится недалеко от Московского Кремля, центром притяжения и местом утешения для тысяч обездоленных людей, страждущих помощи и человеческого участия. Такой богатейший пласт нашей истории с яркими судьбами, озаренными подвигом во имя ближнего, открывают многие экспонаты в мемориальном музее, редкие фотографии того сурового времени, что к концу экскурсии, по словам Марины Сергеевны, многие женщины не скрывают слез, а мужчины стоят потрясенные. Для некоторых это потрясение становится первым шагом на пути к делам милосердия Обители. Люди приходят сюда снова – уже в качестве добровольных помощников, число которых растет. И в этом тоже есть заслуга миссионерской деятельности музея.

Беседовала Нина Ставицкая
Фотограф: Владимир Ходаков

Материалы по теме

Новости

Публикации

Участники XXXI Международных Рождественских образовательных чтений
Игумен Никодим (Федоров), настоятель ярославского Спасо-Афанасиевского мужского монастыря
Участники XXXI Международных Рождественских образовательных чтений
Игумен Никодим (Федоров), настоятель ярославского Спасо-Афанасиевского мужского монастыря

Монастыри

Марфо-Мариинская обитель милосердия
119017, г. Москва, ул. Большая Ордынка, д.34
Марфо-Мариинская обитель милосердия
119017, г. Москва, ул. Большая Ордынка, д.34

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Свято-Троицкая Сергиева Приморская мужская пустынь
Спасо-Преображенский Соловецкий ставропигиальный мужской монастырь
Донской ставропигиальный мужской монастырь
Иосифо-Волоцкий ставропигиальный мужской монастырь
Успенский женский монастырь с. Перевозное
Петропавловский мужской монастырь
Иоанно-Богословский женский монастырь, дер. Ершовка
Коневский Рождествено-Богородичный монастырь