«Таинственный затвор»

Варвара Каширина

В 2019 году исполняется 125 лет со дня кончины святителя Феофана, Затворника Вышенского. Святитель Феофан мирно почил о Господе 6/19 января 1894 года на праздник Богоявления в своей келье в Вышенском монастыре, где он подвизался 22 года в полном затворе.


После кончины вышенского подвижника преподобный старец Варсонофий Оптинский написал стихотворение «Памяти в Бозе почившего епископа Феофана Затворника», в котором назвал затвор святителя Феофана «таинственным», то есть сокровенным, скрытым от людей и во многом непонятным для них. В этом стихотворении есть и такие строки, написанные как бы от лица обывателей:

Зачем в затвор себя он заключил?
Зачем жестокое и тяжкое столь бремя
На рамена свои бесцельно возложил?
К чему бесплодная такая трата сил?

Словно отвечая на этот вопрос, святитель Феофан Затворник писал: «А мы-то что? Фольга: вычурно, гладко… а коснись рукой – вяло, слабо, никуда негоже. Сколько тайн в жизни! И как сокровен путь спасения! И как нужно внимать себе, жать сердце и выжимать всякую оттуда дрянь!» [1]


Действительно, для многих наших современников, нацеленных на карьерный рост и бесконечный потребительский марафон, непонятен подвиг святителя Феофана, который, оставив церковное служение и широкую проповедническую деятельность, заключился в затвор в небольшой малоизвестной тогда Вышенской пустыни. На Выше, ставшей местом его духовного подвига, невидимо для всего мира он проходил сокровенную духовную жизнь, ведомую Единому Богу. Уединение святителю казалось «слаще меда», и Вышу он считал «жилищем Божиим, где Божий небесный воздух».

Святитель Феофан ушел в затвор со святительской кафедры не потому, что избегал людей и тяготился служебными обязанностями, а потому, что хотел послужить Богу сугубыми, особенными трудами. Как из маленьких узелков плетутся монашеские четки, по которым совершается Иисусова молитва – грозное орудие против врага нашего спасения, так и Феофан Затворник, по крупицам собрав книжные знания, в тишине вышенского затвора написал многие творения, указав всем ищущим путь ко Христу – путь ко спасению. Именно на Выше были написаны известные нравоучительные, истолковательные и переводные творения святителя. В период затвора были подготовлены основные переводные сочинения: «Добротолюбие», «Невидимая брань», «Древние иноческие уставы» и др. За эти труды все духовные академии Русской Православной Церкви и Берлинское братство избрали святителя Феофана своим почетным членом, а Петербургская академия присвоила ему в 1890 году ученую степень доктора богословия. Русский богослов и историк профессор А.А. Бронзов писал: «Затвор дал возможность вышенскому затворнику стать глубочайшим христианским психологом и знаменитым христианским богословом. Он дал ему возможность поделиться плодами своей мудрости, своих знаний с другими, оставив после себя богатейшее учено-литературное наследие, благодаря которому имя его никогда не умрет в русском обществе» [2].

Кроме научных занятий, святитель Феофан в затворе вел обширную переписку. Ежедневно ему приходило от двадцати до сорока писем, на которые он сам писал подробные ответы. В письмах святитель давал духовные советы, а также откликался на все значимые церковно-общественные события – обсуждал вопросы перевода Библии на современный русский язык, события Русско-турецкой войны 1877–1878 годов, греко-болгарскую схизму и др.

В кельях святителя была устроена небольшая церквица, освященная в честь Богоявления Господня, где в сослужении только ангелов он совершал ежедневное богослужение. Кельи святителя, где он проходил подвиг затвора, сейчас восстановлены, здесь открыт музей святителя Феофана.

В этой церквице и сейчас проходят монастырские службы, на которые стремятся попасть паломники. В день памяти святителя Феофана – 23 января – здесь обычно совершается ранняя Божественная литургия. Сосредоточенно молятся сестры и паломники, неспешно идет служба, и кажется, что именно здесь, вдалеке от шумной суеты больших городов, можно заглянуть вглубь своего сердца, которое святитель Феофан называл «центром сил существа человеческого», увидеть свои духовные болезни и от всей души обратиться с молитвой к Богу за врачеванием и поможением. Святитель Феофан писал: «Причина нестроения та, что дух наш потерял сродную ему точку опоры. Опора его в Боге» [3], а «Бог судит о человеке, как он есть внутри, в сердце, а не как вовне» [4].

В одном из писем святитель Феофан признавался, что «праздность – злая товарка». Поэтому в его келье было два ящика с инструментами – токарными, столярными, переплетными, палитра для красок и кисти, фотографический аппарат, станок для выпиливания из дерева, верстак, токарные станки, телескоп, два микроскопа.


В келье святителя находилась одна из богатейших частных библиотек того времени, которой он пользовался для написания своих богословских и церковно-исторических трудов, а также иконы, написанные самим святителем Феофаном: «Распятие», «Воскресение Христово», «Снятие со Креста», «Спаситель в терновом венце», «Богоявление»; образы святителей Тихона Задонского и Митрофания Воронежского, преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских, святого Александра Невского и др.

В последние годы вышенский затворник готовился принять схиму и сам сшил схимническое облачение. Но Господь судил иначе. Святитель Феофан почил после Божественной литургии на праздник Богоявления Господня 6/19 января 1894 года.

В одном из писем святитель Феофан немного приоткрывает внутреннюю, духовную сущность затвора, говоря о нем с желающим последовать его примеру и удалиться в затвор: «Хотелось бы, говоришь, в затвор. Раненько, да и нужды нет. Один же живешь. Когда-когда кто зайдет. А что в церкви бываешь, это не разбивает твоего одиночества, а утверждает, или дает тебе силу и дома проводить время молитвенно. По временам можно день-другой не выходить, все с Богом стараясь быть. Но это у тебя и так само собою бывает. Так нечего загадывать о затворе. Когда молитва твоя до того укрепится, что все время будет держаться у тебя в сердце пред Богом в благоговении, не выходить из него, и ничем другим заняться не захочет. Этого затвора ищи, а о том не хлопочи. Можно и при затворенных дверях по миру шататься, или целый мир напустить в свою комнату» [5].

Для самого святителя Феофана, по слову преподобного Варсонофия Оптинского, вышенский затвор был «раем» – тем местом, где святитель готовился к жизни Вечной, очищая свое сердце покаянием и молитвой. В уединении вышенского затвора он написал духовные труды, которые и сейчас являются бесценным руководством на пути спасения и духовного совершенствования.

Как писал преподобный Варсонофий Оптинский:

Незримый никому, в безмолвии глубоком,
Наедине с собой и с Богом проводил
Он время, но миру христианскому светил
Учением святым и разумом высоким.
Ему был раем сумрачный затвор!


_______________________________________________________________________


[1] Святитель Феофан Затворник. Письма о христианской жизни. Поучения. Собрание писем. М.: Правило веры, 2007. С. 58.
[2] Георгий (Тертышников), архим. Святитель Феофан Затворник и его учение о спасении. М.: Правило веры, 1999. С. 97–98.
[3] Святитель Феофан Затворник. Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться? Собрание писем. М.: Правило веры, 2009. С. 187.
[4] Святитель Феофан Затворник. Письма о разных предметах веры и жизни. Собрание писем. М.: Правило веры, 2007. С. 383.
[5] Там же. Письмо 34.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Воспоминания Л. В. Пьянковой
Схиигумен Митрофан (Мякинин)
Игумения София (Силина)
Монастырский журнал «Дивеевская обитель»
Варвара Каширина
Воспоминания Л. В. Пьянковой
Схиигумен Митрофан (Мякинин)
Игумения София (Силина)
Монастырский журнал «Дивеевская обитель»
Варвара Каширина