Пойте Богу нашему, пойте!

Игумения Домника (Коробейникова)

Слово новопостриженным монахиням

Во время Великого поста в монастырях традиционно совершаются постриги. Игумения Домника, настоятельница Александро-Невского Ново-Тихвинского монастыря Екатеринбурга сказала слово назидания новопостриженным монахиням.


Дорогие сестры, я поздравляю вас с тем, что еще несколько сестер нашей обители вступили в ангельский чин! И мне сегодня хочется сказать им, а также и всем нам пожелание, достойное ангельского чина. Что делают ангелы? Они непрестанно поют Богу. Пусть это будет и нашим непрестанным занятием, как говорит преподобный Иоанн Дамаскин: «Одно лишь у нас попечение – единое с ангелами делать дело. А что это за дело ангелов? Петь бесконечно и непрестанно Творца».

В эти дни, когда новопостриженные сестры пребывали в храме, в своем уединении с Господом, мы не слышали их пения на клиросе. Но они, конечно, пели Богу в своих сердцах, и это ангельское пение вдохновляло нас не меньше, чем их голоса на клиросе. И мне хочется пожелать им и всем нам, чтобы никогда не прекращалось в наших сердцах духовное пение, то есть славословие Бога, как призывает всех нас пророк Давид: Пойте Богу нашему, пойте: пойте Цареви нашему, пойте (Пс. 46:7).

Как же мы поем Господу? Как говорит старец Эмилиан (Вафидис), вся монашеская жизнь это и есть не что иное, как торжествующая песнь Богу! Вот как он пишет: «В монастыре никогда не умолкает сладостная песнь, обращенная к возлюбленному Христу. Непрерывно, днем и ночью, монахи, возносящие молитвы из своих стасидий и в келиях, в мастерской на послушании или на прогулке, во время беседы, молчания, плача, “поют Господу песнь новую”».

Песнь новая – это песнь любви ко Христу, песнь хвалы Богу, которую мы поем не только устами, но и всеми своими делами, своим сердцем, своим умом, душой и духом.

Такую песнь непрестанно воспевала Господу Его Пречистая Матерь. Эта песнь излилась из Ее уст при встрече с праведной Елисаветой: Величит душа Моя Господа и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем (Лк. 1:46–47). И, несомненно, эту песнь пела Богородица в Своем сердце всегда, всю Свою жизнь. И мы будем повторять за Нею эту песнь! В храме каждый день мы внимаем этой песни на богослужении. Будем и в течение всего дня воспевать эту песнь, величить в душе своей Господа и радоваться духом о Бозе Спасе нашем! Пусть и вся наша жизнь, как жизнь Богородицы, будет евангельской, новозаветной песнью Господу.

И как в прекрасной музыке гармонично сочетаются разнообразные аккорды, так и наша хвалебная песнь Богу состоит из многих аккордов.

Во-первых, состоит наша песнь из покаяния и смирения. Любит Господь, когда мы поем Ему в храме прекрасные песнопения. Но наше сокрушенное и смиренное сердце, наше покаяние так же, как песнопения, услаждают Бога. Как говорит преподобный Исихий Иерусалимский, смирение «высокотворно и Богу любезно». Старец Эмилиан объясняет его слова: «Смирение высокотворно по своей природе. Его естественное действие – возвышать человека. Если я хочу возвыситься каким-либо другим образом – дарованиями Божиими, или почестями от людей, или образованностью и талантами, или эффектными поступками, то непременно упаду».

Главное, что делает нас прекрасными и великими пред Богом и чем мы прославляем Его, – это наше смирение, то есть когда мы каждый день терпим ущерб в чем-либо или поношение от ближних, когда мы не требуем, чтобы нас понимали, любили, чтобы признавали наши права. Как пишет один старец, монах смиряется без всякой меры и ограничения, то есть он не говорит ближнему: «Я тебе недавно уступил, а теперь ты мне уступи. Я тебя понял, пойми и ты меня». Нет, он говорит только самому себе: уступать должен только я, понимать другого должен только я. И такому человеку Бог дает внутреннюю крепость, силы. Нет сильнее человека, чем тот, кто смиряется перед всеми! Такой человек всегда мирен, всегда радостен, и всем своим поведением он свидетельствует, что у него есть Бог.

Как пишет старец Эмилиан, смиренный человек «тверд, спокоен, и его поведение безупречно. Например, ты меня обижаешь, а я не огорчаюсь, не противлюсь, не высказываюсь с раздражением – наоборот, я смиряюсь. Ты меня превозносишь, а я себя принижаю. Ты меня не любишь, а я тебя люблю. Ты меня оскорбляешь, а я тебя благословляю. Ты мне отказываешь, а я тебе говорю “да”. Ты ожесточаешься, а я обхожусь с тобой ласково. Ты требуешь от меня то, что невероятно трудно для меня, но я сразу же отвечаю “буди благословенно” и приступаю к выполнению этого. Ты меня ни во что не ставишь, а я чувствую тебя своим братом, чувствую, что мы единое целое, и сам смиряю себя глубже, чем ты меня. И своим смиренномудрием я удостоверяю, как сильно Бог любит меня, как много Он дает мне радости, победы, как обильно Он осеняет благодатью мое сердце».

И так наш внутренний мир, рождаемый от смирения и покаяния, становится нашей сладкозвучной песнью, услаждающей и Господа, и нас самих, и всех, кто рядом с нами.

А как еще поем мы Господу? Любой наш труд в монастыре – это тоже песнь Богу, в особенности, если мы работаем усердно, добросовестно, забывая о себе. Своим трудом не меньше, чем молитвой, мы можем выразить нашу любовь к Богу, наше искание Бога, горение нашего сердца! Усердный труд – это славословие, которое слышит Господь и на которое Он отвечает, подавая нам радость. Как описывает старец Эмилиан: «Монахини трудятся старательно, аккуратно, добросовестно, усердно, упорно. Они передают пыл своего сердца своим плечам, с ликованием и отвагой исполняют работу от всего сердца! Да, трудятся сестры не покладая рук, хвалят и славословят Бога. Их труды, даже тяжкие и изнурительные, являют им Бога и радость, подобную вспышке молнии».

Каждый день своими трудами мы можем петь о том, как любим мы Господа, как почитаем каждую сестру в обители, как хотим служить всем, не ища ничего своего, не ожидая ни похвалы, ни награды. Святитель Николай Сербский сравнивает труды ради Бога с пением соловья. Соловей бескорыстно распевает свои песни. И каждая монахиня – это соловей Божий, потому что бескорыстно и от всего сердца служит другим своими дарованиями. Как соловей поет, потому что такова его природа, он просто не может не петь; так и монахиня трудится, потому что такова потребность ее души – оказывать послушание, каждый день приносить жертву Богу. Поистине, когда мы трудимся изо всех сил, когда устаем, когда отрекаемся от себя – тогда принимаем освящение, тогда поем хвалебную песнь Господу! И потом эта песнь продолжается и в нашей молитве, во время нашего правила.

Молитва – это, конечно, главная наша песнь. Можно сказать, что самое звонкое и сладкое пение раздается в монастыре по ночам. Как соловьи поют самые прекрасные песни ночью, так и мы в ночи возносим Богу пение из самой глубины своего сердца! Как пишет пророк Давид: Нощию песнь Его от мене, молитва Богу живота моегоНочью песнь Ему у меня, молитва к Богу жизни моей (Пс. 41:9). А когда эта песнь бывает особенно приятна Богу? Когда она приносится от простого и открытого сердца, когда мы ею ищем воли Божией.

Расскажу вам такую историю. Один монах постоянно подвизался в молитве Иисусовой, но ему казалось, что он не чувствует Бога. Между тем старец не позволял ему задумываться над смыслом каждого слова, но учил только заключать ум в слова молитвы. Потому что часто, когда мы размышляем о смысле слов, ум наш отвлекается, или мы впадаем в сентиментальность, смешиваем человеческие чувства и переживания с Божественными дарованиями. Но инок никак не мог понять совет старца и очень переживал, как же ему это исполнить. В этой безвыходной ситуации он вспомнил о Богородице и помолился Ей: «Пресвятая моя Богородица, мой старец говорит мне, чтобы я только внимал словам молитвы. Но мое сердце не может этого постичь. На Тебя возлагаю всю надежду, я же буду только говорить слова: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного”». И вот однажды, когда он исполнял свой ночной канон, в сердце его были холодность и усталость и некоторое разочарование, но он продолжал со смирением и послушанием молиться, вдруг внутри него прозвучал возглас: «Милостию и щедротами». И он ясно ощутил, что Бог – милостивый и щедрый. И у монаха глаза наполнились слезами, а сердце пришло в сокрушение. После этого случая он никогда не противился воле Божией. Богородица дала ему этот дар.

И мы не знаем, какие дары готовят нам Бог и Божия Матерь. И для нас лучшая молитва, лучшая песня нашего сердца – когда мы молимся без размышления, с детской простотой. И когда мы так творим молитву, то, как говорит старец Эмилиан, «мы не успеваем чего-то просить, а Бог Сам влагает всё в ладони нашего сердца».

Наконец, как мы еще поем Господу? Пением мы обычно выражаем благодарность и веселие сердца. Как говорит апостол: Благодушествует ли кто, да поет… – или в русском переводе: Весел ли кто, да поет (Иак. 5:13). Но петь мы можем и тогда, когда в нашей жизни наступают испытания, когда нам трудно, когда нас одолевают внешние скорби или наши собственные страсти. Тогда мы можем петь Богу песнь Архангела: «Станем добре!» Или мы можем говорить Господу, как Богородица: Се, раба Господня, буди мне по глаголу Твоему (Лк. 1:38). Божия Матерь сказала эти слова в день Благовещения, но, конечно, в сердце Своем Она произносила их всегда, отвечала ими на любое жизненное обстоятельство, скорбное или радостное. И для нас ничто не может быть поводом для того, чтобы перестать хвалить и благодарить Господа! Господь победил все, может Он победить и любую нашу трудность. И даже если мы согрешили, поддались какой-либо страсти – и тогда не будем терять мужества, но станем добре, воспевая песнь Господу своим терпением. Терпение – это прекраснейшая хвалебная песнь Богу! И в ответ на эту песнь Он в итоге дает нам еще бóльшую радость. Как пишет старец Эмилиан: «Когда-то у нас был энтузиазм, помогали нам и благодать Божия, и духовник, и христианские книги – и мы продвигались вперед. Но потихоньку стали возникать трудности, неудачи, отступления, грехи, искушения. Тогда наша жизнь из песни и улыбки становится крестом. Когда, возлюбленный мой, твоя христианская жизнь начинает становиться трудной и казаться тебе неподъемным крестом, тогда стой непреклонно, стань мучеником. Скажи себе самому: “Станем добре”, встань непреклонно. Скажи, как пророк: “Вот я, Господи, стою здесь, чтобы исполнить волю Твою”, или как Божия Матерь: “Се раба Господня, буди мне по глаголу Твоему”. Если ты проявишь терпение, то на смену буре придет штиль, твоя жизнь вновь станет праздником. Кроме того, ты приобретешь и опыт в духовной брани, будешь опытным. После этого испытания в тебе разгорится пламя Божественной любви, ты приобретешь прекраснейшую, сильнейшую, чистейшую, ангельскую любовь, любовь Божию».

Никто, ни один человек не проиграл в духовной жизни, если жертвовал собой, проявлял мужество и терпение! Тот, кто жертвует собой, всегда оказывается победителем. Кто отрекается от себя, тот находит себя. И когда мы понуждаем себя делать то, что нам кажется трудным, когда умерщвляем в себе ветхого человека, именно тогда мы обретаем истинную жизнь, преуспеяние, радость.     

Итак, я хочу еще раз пожелать нашим новопостриженным монахиням и всем нам, чтобы вся наша жизнь была песнью Богу: и в храме, и в келии, и на послушании, и в нашем общении друг с другом, в скорбях и в радости, в благополучии и в искушениях.

Я хочу пожелать всем нам сугубой помощи Божией Матери, Которой мы подражаем своей жизнью. И я желаю, чтобы мы в особенности подражали Ей в безраздельной любви к Богу, потому что, как пишет старец Силуан, «любовь Ее к Богу сильнее и горячее, чем любовь Серафимов и Херувимов, и Ей удивляются все Небесные Силы ангелов и архангелов. И всё небо и вся земля радуются о любви Ее. Мы не постигаем в полноте любовь Божией Матери, но мы знаем, что:

Чем полнее любовь, тем полнее познание;

Чем горячее любовь, тем пламеннее молитва;

Чем совершеннее любовь, тем святее жизнь».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Свято-Артемиев Веркольский мужской монастырь
Петропавловский мужской монастырь
Троице-Одигитриевский ставропигиальный женский монастырь Зосимова пустынь
Сурский Иоанновский женский монастырь
Спасо-Преображенский Соловецкий ставропигиальный мужской монастырь
Успенский женский монастырь с. Перевозное
Иоанновский ставропигиальный женский монастырь
Свято-Троицкий Александро-Невский ставропигиальный женский монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Казанская Амвросиевская женская пустынь