Великое дело – пострижение во святый ангельский образ

Епископ Троицкий Панкратий

Назидательное слово наместника Валаамского Спасо-Преображенского ставропигиального мужского монастыря епископа Троицкого Панкратия новопостриженным братиям обители. Произнесено 9 апреля 2021 года, на Крестопоклонной седмице Великого поста, в нижнем соборном храме преподобных Сергия и Германа Валаамских, чудотворцев.

Дорогие братья Герман, Вассиан, Нафанаил и Анфим!

Думаю, что не ошибусь, если скажу, что для вас, как и для каждого человека, который стремится послужить Господу в монашеском чине, этот день является самым счастливым, самым долгожданным и ответственным.

Я уже много совершил постригов и всегда видел этот отблеск радости, надежды, упования на лицах тех, кто его принимал.

Немало видел я уже и людей, которые, в монашестве послужив Господу, отошли к Нему, и среди них были и те, чья посмертная радость явственно отражалась на их лицах. Мы обычно не видим лиц почивших монахов, потому что их покрывают иноческие одежды. Но были случаи, когда мы видели эти лица, и они светились радостью, оттого что прошли свой путь покаяния, служения, святости, – ведь именно к святости призван каждый монах.

И вы уже не первый год в монастыре, и, наверное, поняли, что не внешние перемены, такие как одежды, образ жизни, как правило, даже и не многочасовые службы, делают человека монахом. А главным в иночестве все-таки является состояние души, душевное делание, борьба со страстями, стремление всегда быть со Христом.

И здесь, в этой борьбе, враг, конечно, употребляет всевозможные ухищрения, уловки для того, чтобы сбить нас с этого спасительного пути. Вы уже имели опыт такой борьбы, знаете, о чем я говорю.

Но эта борьба теперь будет только усиливаться, потому что усиливаться должна и ваша ревность, ваше стремление к Богу, чтобы жить вместе со Христом. Чтобы не только на службах, не только во время келейной молитвы, лишь в особые часы, учиненные для предстояния Богу, вы могли посвящать себя Ему, но и каждый день, и каждый час, и каждую минуту – нужно вновь и вновь поставлять себя пред лицем Божиим, вновь и вновь обращаться к молитвенному предстоянию.

Может быть, мы не всегда можем произносить слова молитвы, но чем бы мы ни занимались, с кем бы мы ни общались, – мы всегда должны это делать ради Господа. Всегда делать это как служение Богу, и тогда даже самые простые, даже, может быть, не очень приятные вещи, даже не самые чистые послушания будут освящаться молитвой и посвящаться Господу.

Я вот вчера побывал на нашей ферме, посмотрел на одно из послушаний, которое меня, честно говоря, даже потрясло. Я бы даже, наверное, сейчас и не смог такое послушание выполнить, – а человек выполняет его ради Бога... – это подвиг.

И подвиг также то послушание, которое поручено сейчас отцу Нафанаилу. Сохранить себя в чистоте, когда ты погружен просто в море самых гнусных человеческих помыслов, страстей, которые разлиты в интернете. Удержаться от всего этого – это тоже подвиг.

Если это делать просто как какую-то работу, то, конечно, возникает ропот, возникают какие-то помыслы: «А зачем я сюда пришел? Чтобы этим здесь заниматься?» Некоторые даже лично мне говорят такие слова, которые в храме не очень хочется и произносить, особенно в такой святой день, что-то вроде: «Что я тут – вкалывать должен?» – Да, конечно должен. Только не вкалывать, а работати Господеви (Сир. 2:1), чтобы ты ни делал.

Поэтому, мне кажется, это наиболее сложная и наиболее важная часть нашей монашеской жизни: чтобы мы всегда всё делали ради Бога. Не ради себя, не ради каких-то своих амбиций, не ради каких-то своих представлений о том, как должна протекать жизнь в монастыре, как должно исполняться то или иное послушание, как должен себя вести тот или иной брат или начальствующий.

Это очень большое искушение, оно почти всегда ведет к ропоту. Братья просто даже не замечают сейчас, как они становятся на этот скользкий путь. Только встань на него: сначала брат тебе не нравится, не нравится, как он что-то делает... Наверное, ты даже прав в чем-то, потому что он, и правда, не делает так, как нужно делать. Но ты не должен его осуждать, ты не должен вообще на это смотреть. Ты должен всегда иметь добрый, благой помысел о каждом человеке, быть снисходительным к его недостаткам. Имей светлое око, которое взирает на окружающих, и тогда всё будет светлым, и тогда все будут лучше тебя, а ты будешь хуже всех. Это потому, что открывается то внутреннее зрение, которое видит истинное состояние твоей души.

Поэтому старайтесь теперь особенно внимательно жить своей внутренней духовной жизнью; понимать, что всё, что мы здесь делаем, – все многочасовые службы, все правила, все молитвы, все наши труды, даже всё наше общение между собой, – всё направлено к одной цели: чтобы мы очистились, чтобы мы стали лучше, чем были, чтобы мы могли оправдать эту высочайшую честь и доверие, которую оказывают нам святая Церковь и Сам Господь, оставляя нас здесь на свещнице (Мф. 5:15). Потому что, как сказано в чине пострига, «монах светильник должен быть мiру».

Будем помнить об этом, стремиться к этому. Помогай вам Бог, Пресвятая Богородица, те святые, имена которых вы сегодня получили, и, конечно же, наши отцы преподобные Сергий и Герман, Валаамские чудотворцы, к которым и сделайте сейчас свои первые шаги в монашеской жизни.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Игумения Домника (Коробейникова)
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)
Архимандрит АЛЕКСИЙ (Поликарпов)
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)
Игумения Домника (Коробейникова)
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)
Архимандрит АЛЕКСИЙ (Поликарпов)
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)
Валаамский Спасо-Преображенский ставропигиальный мужской монастырь
Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь
Троице-Одигитриевский ставропигиальный женский монастырь Зосимова пустынь
Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь
Живоначальной Троицы Антониев Сийский мужской монастырь
Николо-Угрешский ставропигиальный мужской монастырь
Свято-Богородице-Казанский Жадовский мужской монастырь.
Богородицкий Пятогорский женский монастырь
Андреевский ставропигиальный мужской монастырь
Казанская Амвросиевская женская пустынь