Спасская пустынь отца Гермогена, или В поисках затерянного монастыря

«Монастырский вестник» знакомит читателей с публикацией интернет-журнала «Прихожанин» Данилова ставропигиального мужского монастыря Москвы. Интервью журналу дал Алексей Владимирович Воронин – кандидат технических наук, доцент, специалист в области цифрового телевизионного вещания. Алексей Владимирович долгое время работал в области высоких технологий, но его никогда не покидал интерес к русской истории, культуре, православию. Много времени и сил он посвятил и продолжает посвящать поискам первого православного монастыря на Дальнем Востоке.

Алексей Владимирович, как Вы, человек из технической, а не гуманитарной сферы, вдруг занялись поисками православного монастыря?

На определенном этапе работы в сфере телевизионного вещания я обнаружил, что у нас нет своих хороших документальных фильмов. В советское время были, а сегодня их заменила западная «жвачка». И тогда я решил, что надо создавать эти фильмы, рассказывать историю – своей страны и тех прекрасных мест, где мы живем.

Так родился проект «Русский Амур».

Почему именно Амур? Потому что Вы родом из этих мест?

У нас много снято фильмов о русских реках, но ни одного о реке Амур. А это ведь так интересно и поучительно.

Вы, например, знаете, кто и когда осваивал Амур и амурские земли? Условно говоря, было две волны. Первая – в XVII веке. Она началась с первой русской экспедиции под предводительством землепроходца Ерофея Хабарова и закончилась в 1689 году, когда был подписан Нерчинский договор (мир), согласно которому эта территория осталась во владении маньчжурской империи Цин. В те времена эти земли назывались Даурия, и здесь обитали племена дауров (сейчас эта народность живет на севере Китая). Вторая волна освоения Приамурья связана с именами генерал-губернатора Восточной Сибири графа Николая Муравьева (в последующем Амурского, получившего этот титул за возвращение земель Амура в лоно Российской Империи) и русского адмирала Геннадия Невельского. После подписания Айгунского договора амурские земли вернулись в Россию.

Я загорелся идеей собрать информацию и сделать документальные фильмы и о реке Амур, и об освоении Россией этих земель и рассказать о людях, которые жили и живут на этих удивительных землях. Пришел к выводу, что для этого необходима научная экспедиция. К тому моменту перечитал гору различных материалов об Амуре, нашел средства на экспедицию, собрал команду единомышленников…


Экспедиция состоялась в 2021 году. Как она проходила?

Не совсем так, как мы ее планировали. В ходе этой экспедиции произошел ряд удивительных событий, которые позволили мне взглянуть на это предприятие другими глазами, увидеть в нем определенные знаки. Когда на первом этапе экспедиции мы с командой оказались в Благовещенске, я решил зайти помолиться в Кафедральный собор. После революции этот храм разрушили, в наше время восстановили. В одном из его приделов хранится великая икона – Албазинская икона Божией Матери. Ее, предположительно в 1665 году, привез на Дальний Восток иеромонах Гермоген. Иконе более четырехсот лет. В массивном окладе, настолько потемневшая, что лик Богородицы почти не виден.

Подошел я к иконе, стою, молюсь, прошу помощи в дорогу, потому что знаю, что впереди нас ожидает сильный подъем воды (как потом оказалось, это было крупнейшее за весь период наблюдения на Верхнем Амуре наводнение, уровень воды поднялся на 10-12 метров). И вот поднимаю я голову и вижу, что лик Богородицы ярко светится, да так отчетливо, что просматривается молодое красивое лицо Божией Матери.

Застыл как пораженный. Через секунду понял, что из окна на образ Богородицы падает яркий солнечный луч, но падает не на всю икону, а только на лик. Стоило сделать пару шагов за парапет, луч света пропал, и образ Божией Матери вновь погрузился в темноту. Долго сидел на лавочке возле иконы, но это световое явление больше не повторилось.

Произошло ли после этого чудесного явления что-то, что внесло коррективы в план экспедиции?

Когда мы стали подъезжать к точке начала экспедиции, от которой планировали сплавляться по Верхнему Амуру, с нами связались пограничники (Амур – река пограничная) и сказали, что экспедиция будет сопряжена с большими трудностями, и что надеяться, в первую очередь, стоит на свои силы, так как начался резкий подъем воды – к тому моменту был зафиксирован уровень 9 метров. Словно в подтверждение слов буквально перед этим с нами произошло еще одно удивительное событие. Мы планировали зайти в храм в населенном пункте Ерофей Павлович. Подъезжая, видели, что он открыт, но, пока припарковали машины и подошли к храму, нашли двери закрытыми. Считаю, что и в этом нам тоже был дан знак предупреждения, осторожности и Божьей милости, так как нам удалось без потерь, хотя было нелегко, пройти экспедицией населенные пункты Игнашино, Джалинду, и Господь остановил нас именно в Албазине – в том месте, откуда к нам пришла Албазинская икона Божией Матери. И где монах Гермоген в 1671 году основал Спасскую обитель.

Значит, в итоге к целям экспедиции добавилась еще одна – первый православный монастырь на Дальнем Востоке, который построил монах Гермоген.

Ведь наша история – о том, как русские осваивали эти дикие уголки Дальнего Востока. А этот монастырь по сути своей – «мостик» из европейской России в Азию и дальше в Русскую Америку. К сожалению, когда русские, в соответствии с Нерчинским договором, ушли из этих земель, связь с монастырем была утеряна. Нам неизвестно даже его точное местоположение. Монах Гермоген ушел в Киренск, а с ним и всё, что связано с этим монастырем. Сохранилась лишь знаменитая икона Божией Матери, получившая название Албазинская, перед которой я и молился в Благовещенске.


Вам удалось обнаружить место, где монах Гермоген основал монастырь?

Пока нет, но мы на пути к этому, – удалось локализовать место. Монах Гермоген был отшельником и свою скромную обитель решил построить не в самом Албазине, где жили казаки, а в удалении от острога. Монастырь свой монах Гермоген назвал Спасским, поскольку у него была еще одна любимая икона – Спаса Нерукотворного.

А известно, что собой представлял Спасский монастырь?

Согласно документам, сначала там вместе с отцом Гермогеном жили лишь четверо монахов, потом их количество увеличилось до девяти. Неподалеку от обители находилась крестьянская слобода (с Албазина все и начиналось). В самом монастыре имелись амбары и склады для хранения. Монах Гермоген был хозяином очень рачительным. Он построил близ обители две мельницы, а муку продавал в Албазине и даже возил Нерчинск. В ряде городов у монастыря были свои торговые лавки. К тому же у обители имелись свои посевные земли, скотские выпасы, заливные луга.

Вы только представьте себе: в глухой тайге, вдали от цивилизации, он не только построил православный храм, но и создал, говоря современным языком, кооператив и взял туда крестьян в качестве дольщиков! И это в середине XVII века! Эти дольщики, – смотрел архивные документы, – получали доход больше, чем казаки, состоящие на службе у царя.

Причем всё это – мельницы, луга, скот, лавки – было создано за 14 лет! В 1665 году монах Гермоген пришел на эти земли, в 1671 году он приступил к строительству обители, а к 1685 году, – к моменту исхода русских из этих земель, – там были и храм, и мельницы, и большое монастырское хозяйство. Несомненно, Господь направлял монаха Гермогена и помогал ему.

Кстати, в отношении монастырского храма из документов известна одна интересная деталь, – он построен на брусяном камени…

Что такое «брусяной камень»? И что дает эта информация?

Брусчатник – песок, спрессованный веками, – в ходе геологических изменений ломался на очень крепкие бруски. Казаки эти бруски использовали как точильный камень, чтобы точить свои сабли. А монах Гермоген мог использовать брусяной камень как жернова в мельницах и закладной камень в основании монастыря.

В ходе экспедиции 2021 года нам удалось найти ряд мест, очень напоминающих древние каменоломни, где, возможно, добывался этот брусяной камень.

Алексей Владимирович, а что вообще там случилось? Почему в 1685 году, как Вы сказали, произошел исход русских?

В 1685 году Албазин был осажден маньчжурами. Монах Гермоген вместе с братией обители находился в остроге и принимал участие в обороне, а в дальнейшем и в переговорах, так как боеприпасов у казаков не оставалось, а на одном мужестве (хотя это был беспрецедентный пример обороны родной земли) схватку не выиграешь. Переговоры были успешными. Маньчжуры позволили всем находящимся в остроге казакам уйти с миром, и русские, выстояв осаду, ушли с честью.

Маньчжуры еще много километров преследовали казаков, чтобы те не остановились и не вернулись. Согласно летописям, при осаде острога Албазин маньчжуры разрушили и Спасский монастырь, хотя ряд документов это утверждение ставит под сомнение.

А что известно о самом монахе Гермогене?

Гермоген был личностью необыкновенной, исключительной. Некоторые исследователи полагают даже, что он был хорошо знаком с патриархом Никоном, принимал участие в одном из великих Соборов и его путь на Дальний Восток – это была миссия, которую патриарх Никон ему поручил.

Эту информацию подтвердить не берусь – опираюсь на материалы о его жизни. Скажем, известно, что он много времени жил в Киренском остроге (впоследствии город Киренск при впадении реки Киренги в реку Лену) и, получив благословенную грамоту Тобольского архиепископа Симеона, занимался строительством Усть-Киренской Троицкой пустыни. Кстати, отсюда его и стали называть черным попом строителем.

А дальше, в 1665 году, случилась загадочная и не совсем понятная история: в тех местах правил очень жестокий воевода Лаврентий Обухов. И однажды русские казаки во главе с Никифором Черниговским подняли мятеж и убили этого воеводу (поводом, говорят, послужило то, что Обухов изнасиловал дочь Черниговского). В результате мятежа отряд из почти ста казаков, опасаясь законного наказания, бежал в Приамурье в заброшенное поселение Албазин.

Вот с этим отрядом беглых казаков в Приамурье оказался и монах Гермоген. То ли он сам с ними отправился, то ли они его силой с собой увезли, история об этом умалчивает. Но оказавшись в Албазине, Гермоген решает построить здесь не просто храм, а основать в этих местах православный монастырь. На протяжении 14 лет – с 1671 по 1685 годы – он строит религиозно-духовный центр в Приамурье…

Но, как я уже говорил, в 1685 году маньчжуры осадили острог и вынудили казаков покинуть Албазин. Большая часть отряда отправилась в Нерчинск, а Гермоген решил идти вдоль реки Урки в сторону Киренска. Возможно, он надеялся через какое-то время, когда маньчжуры уйдут, вернуться и возобновить жизнь Спасской обители… Но не сложилось: в Усть-Киренском монастыре он прожил до конца своих дней и там же скончался. Погребен в Троицкой церкви обители за правым клиросом, но, к сожалению, время лихолетья не сохранило нам это место. Монах Гермоген много сделал для установления Православия на Дальнем Востоке, в конце XIX века его хотели канонизировать, но революционные события изменили все планы.

Алексей Владимирович, а что известно об Албазинской иконе Божией Матери, под чьим покровом и состоялась, кажется, Ваша экспедиция.

Эта чудотворная икона упоминается еще в древних летописях, хотя, конечно, тогда, в 1665–1671 годах, никто Албазинской ее не называл. В Албазинский острог ее принес монах Гермоген вместе с другой своей любимой иконой – Спаса Нерукотворного. Обе эти иконы отцу Гермогену, вероятно, прислали из Москвы, но кто их писал, так и осталось неизвестным.

Монах Гермоген бережно хранил икону Божией Матери в своей обители. Но в связи с военными действиями с маньчжурами, святыня, вероятнее всего (согласно последним исследованиям архивных документов), крестьянами-дольщиками, была вывезена в направлении Нерчинска и долгое время пребывала в церквах населенных пунктов между Сретенском и Шилкинским заводом. В 1854 году, согласно воспоминаниям Свербеева, иконой благословили первый сплав по Амуру под командованием генерал-губернатора Муравьева: «Здесь (на берегу реки Шилки, Шилкинский завод) на поляне стоял небольшой стол, покрытый скатертью, на нем – икона Божьей матери (из Албазина), которою местный священник благословил нас». А в 1865 году епископ Камчатский Вениамин (Благонравов) доставил священную икону в Благовещенск, поместив ее в Кафедральный собор. Известно, что немало чудес связано с этой иконой. Албазинская Божья Матерь считается покровительницей города Благовещенска, Приамурья, думаю, можно сказать, и всего Дальнего Востока. Уже в наши времена, когда в стране началось возрождение Православия, икона побывала в 1997 году в паломническом плавании до Николаевска-на-Амуре, в 1999 году на острове Сахалин, в 2000 году в Сретенском монастыре города Москвы, а в 2013 году на вертолете с иконой был совершен небесный крестный ход, чтобы остановить крупное наводнение на Амуре, и вода пошла на убыль. Сейчас она хранится в Кафедральном соборе Благовещенска, который является областным центром Амурской области и центральным городом Благовещенской епархии.

Интересно, а почему раньше не велись раскопки или поиски в этих местах?

Почему же не велись? Велись! В советские времена. Только раскопки шли на месте Албазинского острога. Поиски первого на Дальнем Востоке монастыря начались лишь недавно. Другое дело, что все древние летописи, описывая саму историю, не позволяют точно локализовать место, где находилась обитель монаха Гермогена. Есть лишь косвенные указания: брусяной камень, особенности рельефа и т. д.

Простите мой наивный вопрос, но неужели так трудно найти остатки обители? Ведь Вы сказали, что там был и храм, и мельницы, и различные постройки, амбары…

Вы не знаете особенности дальневосточного климата: суровая зима и жаркое лето, перепады температуры от +40 до –40, влажность 60-80 %, тайга с ее насекомыми, которые уничтожают всё и вся. В таких условиях дерево словно тает: даже не гниет, а просто растворяется в природе. От всех деревянных построек за эти века мало что могло остаться. Другое дело, брусяной камень…

Получается, что у Вас и Вашей команды теперь есть и еще одна очень важная цель для исследований…

Да, это Спасская обитель, которую основал монах Гермоген в XVII веке. Но также мы продолжаем собирать материалы об Амуре. И в следующей экспедиции планируем двигаться по среднему и нижнему Амуру, по рекам Уссури, Алдан, Олекма.

Я продолжаю выступать в разных местах с рассказом о наших поисках и находках, провожу стримы, наша команда – режиссер, оператор – сделали фильм об Амуре, который принял участие в трех кинофестивалях.

Мы на месте не стоим. И общая наша цель – рассказать о дальневосточных землях, о наших русских землях, о людях, которые их открывали, за них сражались и сегодня здесь живут. И вот как бы одна из наших подцелей – найти Спасскую обитель отца Гермогена, отыскать место первого русского православного монастыря, построенного когда-то на берегу Амура.

А когда мы найдем это место, – а я уверен, что мы обязательно отыщем затерянный монастырь отца Гермогена, – там не просто поставят часовню или поклонный крест.

Уверен, что возродится монастырь, основу которого когда-то заложил монах Гермоген, и со временем в нем возобновится православная служба и появится своя община.

Петр Селинов
Материал публикуется с сокращениями

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Донской ставропигиальный мужской монастырь
Череменецкий Иоанно-Богословский мужской монастырь
Покровский ставропигиальный женский монастырь у Покровской заставы г. Москвы
Свято-Троицкий Стефано-Махрищский ставропигиальный женский монастырь
Воскресенский Ново-Иерусалимский ставропигиальный мужской монастырь
Николо-Вяжищский ставропигиальный женский монастырь
Свято-Троицкий Александро-Невский ставропигиальный женский монастырь
Женский монастырь в честь иконы Божией Матери «Всецарица» г. Краснодара
Сретенский ставропигиальный мужской монастырь
Мужская монашеская община прихода храма Тихвинской иконы Божией Матери