Купец, приобретший небесный жемчуг

Богородичный Пантелеимонов Щегловский монастырь

Когда-то Щегловская обитель стояла на окраине Тулы. Сейчас это густонаселенный рабочий район, хотя купола прекрасного собора в честь иконы Божией Матери «Млекопитательница» еще не совсем скрыты выросшими за последнее время многоэтажными домами. У Богородичного монастыря большой приход, и девятого мая в городе-герое Туле не только отмечают великий День Победы, но и вспоминают старца – подвижника и молитвенника, устроителя обители с единственным в России посвящением Божией Матери Млекопитательнице.

Предыстория

Ранее здесь были сады, леса, а до середины XVII века и засеки – специально создаваемые преграды от вражеских набегов, которые затем потеряли свое оборонительное значение.

Первый монастырь в Туле был устроен после такого набега крымского хана Девлет-Гирея, в ознаменование чудесного спасения от нашествия. Город отстояло тогда в основном мирное население – женщины и дети с помощью небольшого отряда воинов, присланных из столицы; мужчины в это время брали Казань с войском царя Иоанна Грозного. Помощь Божия и заступничество святителя Николая погнали завоевателей прочь от древнего града. Тогда, в 1553 году, и был устроен монастырь недалеко от того места, где произошло знаменательное сражение, случившееся в день Рождества Иоанна Предтечи. Этому святому посвятили обитель, просуществовавшую до конца XVIII века. Потом была создана Тульская епархия, и монастырь превратили в архиерейский дом. (Ныне по иронии истории в этом доме располагается ФСБ, а древнюю улочку назвали Дзержинской.)

Туляки долго скорбели, что город лишился единственной обители. Прошло несколько десятилетий, пока не появился тайный благотворитель. Пожертвования он делал через своего представителя, которому пришлось долго уговаривать тульское священноначалие дать благословение на устройство монастыря, так как архиерей сомневался в надежности экономической основы столь сложного предприятия. Однако строительство началось, и сначала стали возводить просто храм. Для него подобрали место, где располагалась загородная архиерейская дача, – в тех самых древних засеках.

Кто же был таинственным благодетелем, скрывавшем свое имя?

Всё – из детства

Монастыри – как люди со своими характерами, чертами лица: все разные, и все – сотворенные по образу Небесного града Иерусалима, куда стремится душа каждого христианина.

К этому Горнему миру всегда, на протяжении всей своей земной жизни, тяготел наш герой. Происходил он из московской купеческой семьи. Известна примечательная история из его детства. Однажды, в начале осени 1812 года, семилетний мальчик вместе с отцом направлялся в Каширу по отцовским торговым делам. Наполеоновская армия находилась под Москвой. Французские солдаты, застигнутые врасплох первыми заморозками, рыскали по дорогам в поисках теплой одежды и пропитания и захватили экипаж с нашими путешественниками. Отобрали корзину с провизией, сняли с купца сапоги, раздели, оставив в одной поддевке. До места назначения ограбленным пришлось идти пешком под промозглым дождем. У городской заставы они встретили нищего в одних лохмотьях. И купец Иван Макарухин снял с себя последнее платье, чтобы прикрыть наготу несчастного. Этот поступок милосердия и сострадания Василий Иванович Макарухин помнил всю жизнь. И сам старался делать все возможное, помогая людям.

Благотворительность как послушание

Макарухин-старший держал большую мастерскую по изготовлению кованой и литой церковной утвари. Изделия этой мастерской – прочные, изящные и недорогие были известны по всей России. В Московском Кремле до сих пор хранится напрестольная бронзовая золоченая сень, сделанная для алтаря Архангельского собора в 1837 году «мастером медных дел Иваном Григорьевичем Макарухиным». Взяв в свои руки семейное дело, Макарухин-младший стал получать хороший доход. Василий Иванович собственноручно делал чертежи и эскизы для будущих подсвечников, киотов и аналоев. Предметы, изготовленные по его, как сегодня сказали бы, эксклюзивным проектам, пользовались большим спросом. Многие из них он жертвовал храмам и монастырям.

В своем доме Василий Иванович всегда привечал нищих и убогих, устраивая для них общие столы не только по церковным праздникам, но и каждое воскресенье. Многое делал для рабочих своей мастерской. Регулярно проводил для их просвещения духовные беседы. Во всех сложных ситуациях был терпелив и ровен: «Смолчит, стерпит, и дело идет обычным порядком», – вспоминал о Василии Ивановиче Макарухине маститый московский протоиерей, старец Алексий Речминский. Многие годы он был духовным отцом младшего Макарухина и оставил многочисленные добрые и назидательные воспоминания о своем духовном сыне, давая ему характеристики как ревностному христианину, доброму и справедливому хозяину.

Благотворительностью Василия Макарухина пользовались многие храмы и особенно – монастыри. Так он помог в трудной ситуации настоятельнице Спасо-Бородинской обители игумении Филофее, когда матушка буквально пребывала в отчаянии. «Я особенно обязана молиться за него, так как покойный меня выручил в минуту столь затруднительную, когда я перестраивала храм Св. Иоанна Крестителя и у меня к сему не было никаких средств, как вдруг неожиданно приехал Василий Иванович Макарухин и вручил мне собственноручно тысячу рублей, которые я приняла как чудо от десницы Милосердного Господа», – писала игумения Филофея племяннику Василия Ивановича, к тому моменту уже почившего. Немалую поддержку Макарухин оказал русской армии: во время Крымской войны 1853–1856 годов он регулярно направлял фронту пожертвования для закупки провианта и медикаментов, за что был удостоен бронзовой медали на Аннинской ленте.

Не десятину, а целый капитал

Однако наград и почестей Макарухин не искал, твердо веря в то, что в делах милосердия левая рука не должна знать того, что творит правая. Поэтому дело всей своей жизни – строительство в Туле Богородичного Щегловского монастыря решил вести анонимно, в качестве «неизвестного жертвователя». Долгое время имя тайного благодетеля не знал даже правящий архиерей Тульской епархии, все делалось через близкого доверенного человека. Им стал иеромонах Никандр (в миру Николай Васильевич Кондрашев), которого Василий Иванович Макарухин попросил стать его духовным отцом. Иеромонах Никандр около восемнадцати лет подвизался в Чудовом монастыре, потом был переведен в Богоявленскую обитель, где был назначен духовником братии. Происходил он из Тулы и хорошо знал о желании тульских граждан восстановить упраздненный мужской монастырь. Макарухин поведал отцу Никандру, что, имея солидное состояние, хочет направить его на благое дело.

В 1848 году в Россию из скита святого пророка Илии на Афоне прибыла икона Божией Матери «Млекопитательница». Два месяца она пребывала в Богоявленском монастыре, где происходили многочисленные чудеса. Это поразило Макарухина и укрепило его стремление устроить монастырь. Вскоре был заказан список с чудотворного образа. С Божией помощью Макарухин нашел место, где в России будет прославлена «Млекопитательница».

После долгой переписки и частных бесед с тульским священноначалием, многих вопросов и сомнений – дело двинулось. В мае 1860 года в живописном месте на границе города и леса – Щегловской засеке был заложен первый храм будущего монастыря: собор во имя иконы Божией Матери «Млекопитательница». На торжестве Василий Иванович Макарухин не присутствовал, чтобы не принять славы и почестей от людей за труд, который он совершил, по его же словам, «во славу Пресвятые, Единосущныя и Нераздельная Троицы – Отца и Сына, и Святого Духа в честь Преблагословенныя Богородицы Присно-Девы Марии».

В течение нескольких лет были построены братские корпуса, трапезная, колокольня, еще одна церковь. Василий Иванович не ограничивал архитекторов и строителей в средствах. В результате на возведение монастыря купцом было пожертвовано более полумиллиона рублей. Еще тридцать тысяч он единовременно выдал на разные нужды обители. Кроме того, Макарухин обеспечил монастырь церковной утварью и лично приобрел для храмов иконы и богослужебные книги. Также пожертвовал свою прекрасную библиотеку и коллекцию старинных икон. Официально монастырь был открыт в 1868 году.

Умалился и стал святым

Спустя некоторое время Василий Иванович оставил Москву и в 1879 году сам переселился в обитель, сначала в качестве послушника. В созданном им монастыре он прожил одиннадцать лет. Вел молитвенную жизнь, неукоснительно посещал богослужения.


Тула – город рабочий. Макарухин хотел, чтобы горожане перед началом трудового дня молились за Литургией. Он выхлопотал и устроил, пожертвовав определенную сумму, чтобы в монастыре регулярно совершались ранние Литургии. Сам любил молиться уединенно при тусклом свете лампад, как будто не хотел замечать и самого себя. Был к себе очень требователен и одновременно не признавал никакого внимания к своей особе. Весной 1890 года он решается принять ангельский образ – монашеский постриг, и в тот же день, по прошествии часа, воспринимает схиму. Подвижник всецело отдался молитве. Каждый день за ранней Божественной литургией он причащался Святых Христовых Таин. 26 апреля (9 мая по новому стилю) 1890 года схимонах Варсонофий скончался. Тело схимника-ктитора было положено в нижней Пантелеимоновской церкви двухэтажного собора в честь иконы Божией Матери “Млекопитательница”, под алтарем северного придела.


По заветам старца Варсонофия

Шли годы. В обители была продолжена традиция Глинских старцев, о чем радел еще сам ее основатель, – действовал устав Глинской пустыни; привлекали множество паломников святыни со Святой Горы Афон. Советская власть монастырь не пощадила и закрыла в 1920 году. Но в год столетия преставления старца Варсонофия обитель по Божией милости была вновь открыта. Восстановлены храмы. Здесь пребывают два старинных чудотворных списка иконы «Млекопитательница». К святым образам верующие едут со всех концов страны. Старец Варсонофий, канонизированный как местный святой в соборе Тульских святых, пребывает здесь своими мощами – его захоронение избежало поруганий. Ныне в Щегловском монастыре торжественно совершается день памяти устроителя и небесного покровителя обители. Монастырь остается духовным центром Тульской земли. Любовь верующих людей к Богородичной Пантелеимоновой Щегловской обители, духовное окормление монашествующими многих и многих мирян можно назвать добросовестным исполнением духовного завещания святого преподобного Варсонофия.

***

В своей мирской жизни будущий старец Варсонофий любил посещать святые места. В этих паломнических странствиях он собрал значительную коллекцию гравюр, картин, разного рода изображений и путеводителей. Имел привычку из каждой поездки привезти что-то на молитвенную память. К сожалению, прекрасная коллекция утрачена. Но теперь в Тульском Богородичном Щегловском монастыре уже более десяти лет действует епархиальный Паломнический центр. Его маршруты разнообразны. Часть из них посвящена родной Тульской земле, ее святыням.

Материал подготовила Юлия Стихарева
Фотографии из архива Богородичного Щегловского монастыря

Материалы по теме

Публикации:

Богородичный Пантелеимонов Щегловский мужской монастырь
Богородичный Пантелеимонов Щегловский мужской монастырь

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Воскресенский Ново-Иерусалимский ставропигиальный мужской монастырь
Тихвинский скит Спасо-Преображенского мужского монастыря города Пензы
Александро-Ошевенский мужской монастырь
Мужской монастырь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость»
Николо-Угрешский ставропигиальный мужской монастырь
Свято-Богородице-Казанский Жадовский мужской монастырь.
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Мужская монашеская община прихода храма Тихвинской иконы Божией Матери
Иоанно-Богословский женский монастырь, дер. Ершовка
Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь