Отзыв Преосвященного Максима, епископа Барнаульского и Алтайского

Проект «Положения о монастырях и монашествующих» в целом, выдержан в духе соблюдения канонов Православной Церкви, также данный Проект учитывает более чем тысячелетние традиции монашеского делания в Русской Церкви.

Весьма положительным следует считать в данном Положении наличие ясно Определенных требований к подготовке желающих к вступлению в монастырь и принесению монашеских обетов. В частности, определяется минимальный четырехлетний срок испытания до пострижения в монашеский чин для лиц не имеющих духовного образования. (Минимально один год испытательного срока в качестве трудника, и три года в качестве послушника). Вновь подчеркнуты нормы, справедливо предостерегающие от вступления в монастырь «лиц несовершеннолетних, психически нездоровых, лиц без Удостоверения личности, также лиц, обремененных долговыми, семейными или иными обязательствами перед Третьими лицами».

Положительным является четкое определение о возможности оставить монастырь по усмотрению правящего архиерея и понесения соответствующей епитимии для лиц, принявших иноческий постриг, но не изрекших монашеских обетов. Поскольку ранее в данном вопросе существовала разная практика в разных обителях.

Также важным является возможность признания монашеского пострига недействительным в следующих случаях: «Если уже после пострига станет достоверно известно, что постригаемый был принуждаем к постригу, не давал добровольного согласия или не находился в полной ясности ума, то такой постриг признается недействительным».

Однако, необходимо в Положении более четко прописать процедуру признания монашеского пострига недействительным, а именно: данное заключение о недействительности пострига должно выносится либо лично правящим архиереем, либо решением церковного суда епархии, либо принимается после рассмотрения общецерковным судом Русской Православной Церкви. Также, можно было бы дополнить список возможного признания принятия монашества недействительным в случае пострига без благословения правящего архиерея, а также лиц, скрывших свои семейные обязательства перед супругами или несовершеннолетними детьми, а также в случае принятия пострига несовершеннолетними.

Что касается вопросов автономии монастырей от правящих архиереев, а также выборности игуменов обителей, по моему мнению, данная практика в современности может привести к весьма печальным результатам. Если обратиться к опыту греческой церкви, либо опыту других братских поместных православных церквей, то, пожалуй, ни одна из церквей не перенесла таких страшных гонений, ни одно общество не было так расцерковлено, как наше. Ни в одной из стран даже бывшего так называемого «Соцлагеря» не было столь тотального идеологического давления с самого раннего возраста на своих сограждан атеистической коммунистической пропагандой. Данная пропаганда была особенно опасна в силу того, что она как бы декларировала ценности, сходные с христианскими добродетелями, а именно: справедливость, коллективизм, умеренность в стремлении к материальным благам и богатству, патриотизм, интернационализм, любовь к труду и т. п. Но на самом деле тоталитарной идеологией христианские добродетели настолько были извращены, что пришедший в приходской храм, и тем более в монастырь человек даже не понимает подлинную меру своего духовного невежества, но, напротив, считает, что его взгляды сугубо христианские, православные. Наиболее ярким примером такого помрачения в прошлые годы были попытки истолкования понятия соборности Церкви некоторыми представителями маловоцерковленной интеллигенции как сакральной истинности коллективного мнения большинства… В случае же «автономности» монашеской общины от правящего архиерея, а значит и органов епархиального управления — Церковного суда епархии, епархиального собрания, епархиальных отделов и комиссий весьма возможно возникновение в обителях раскольнических нестроений, разобщенности, духа изоляционизма.

Также общеизвестным фактом, о чем неоднократно говорилось в выступлениях Святейшего Патриарха Кирилла, материалах Архиерейских соборов и совещаний, является слабая и несистематическая богословская подготовка монашествующих (особенно в женских обителях). Данный фактор в случае «независимости» монастырей может спровоцировать вновь распространение в среде монашествующих явлений, широко распространенных среди монашествующих в 90-е годы: младостарчества, суеверных слухов, а иногда радикализации настроений, доходящей до отрицания государственных институтов и документов. Именно строгое иерархическое подчинение правящему архиерею монашеских обителей смогло преодолеть большинство данных печальных явлений в прошлые годы.

Установление же «автономии» монастырей от правящих архиереев в данный период времени, корда антицерковные силы вновь пытаются в средствах массовой информации развязать широкомасштабную кампанию по дискредитации Русской Православной Церкви и посеять смущение не только среди рядовых мирян и монашествующих, но и священнослужителей, неизбежно приведет к раскольническим тенденциям, нестроениям, особенно недопустимым в данное время, когда единство, заповеданное Христом Спасителем, должно становится главным устремлением всех чад нашей Церкви.

То же самое можно заметить и о выборности игуменов монастырей. В обстановке только начинающегося возрождения монашества в нашем Отечестве к руководству монастырем могут прийти в результате интриг и любостяжательные, и любоначальные, а возможно откровенно злонамеренные имеющие криминальное прошлое люди. Причем, в наш век развития бесчестных практик манипулирования сознанием случится полное разрушение духовной жизни в обителях так быстро, что желающие в настоящее время «демократии» и самостийности в монашеской жизни будут жестоко притесняемы. При этом правящий архиерей не сможет никак повлиять на неблагочестивого игумена, защитить, обиженных и восстановить справедливость.

Кроме того, в пользу принятия в целом Проекта «Положения о монастырях и монашествующих» в предложенной редакции говорит и весь благодатный опыт истории нашей Церкви. — Именно в условиях, которые нашли обобщение в данном Документе, в монашеских обителях на протяжении веков, как во времена благоприятные, так и, а годину гонений, бедствий сонмы наших предков не только спасались, но именно в этих условиях было явлено всему православному миру большинство наших святых.

Петропавловский мужской монастырь
Череменецкий Иоанно-Богословский мужской монастырь
Сурский Иоанновский женский монастырь
Суздальский Свято-Покровский женский монастырь
Иоанновский ставропигиальный женский монастырь
Богородице-Рождественский ставропигиальный женский монастырь
Спасо-Прилуцкий Димитриев мужской монастырь
Борисоглебский Аносин ставропигиальный женский монастырь
Живоначальной Троицы Антониев Сийский мужской монастырь
Коневский Рождествено-Богородичный монастырь