Тарелка горячего супа для… «лишнего» человека

«…Ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; <…> Истинно говорю вам: так, как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25, 35–40), – говорил Христос в Нагорной проповеди, призывая человечество к состраданию и милосердию. И по прошествии двух тысяч лет Его слова находят отклик в сердцах людей и являются источником вдохновения для тех, кто считает дела веры неотъемлемой частью своей жизни. 

В настоящее время точно даже неизвестно, сколько в России людей бездомных и нищих. Мы встречаем их повсюду и, кажется, уже смирились с их существованием. Государство избегает заботиться о людях, выброшенных на обочину жизни. Да и общество обходит их стороной и в прямом, и переносном смыслах. В большинстве случаев мы лишь торопливо бросаем десятирублевую монетку в руку просящему на паперти или подземном переходе, будучи не в силах проигнорировать слова Спасителя: «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» (Мф. 4, 7). Но, слава Богу, есть все же в нашем обществе добрые примеры проявления милосердия. Во многих российских храмах и монастырях трудятся социальные работники, действуют различные волонтерские группы. Корреспондент «Прихожанина» побеседовал с Дмитрием Иваниным, руководителем волонтерской группы милосердия дружины князя Даниила Московского, действующей при Даниловом ставропигиальном мужском монастыре города Москвы в стенах Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи.

Как отметил в нашей беседе Дмитрий Алексеевич, у Данилова монастыря долгая история помощи бездомным. Было время, когда их кормили прямо в обители. Сейчас монастырь несколько раз в неделю обеспечивает доставку горячего питания к Павелецкому вокзалу. По субботам деятельность монастыря в этом служении дополняет группа молодежи, состоящая из прихожан и присоединившихся к ним неравнодушных людей.

– Павелецкий вокзал – это ведь Даниловское благочиние, а значит, территория, которая находится под опекой святого благоверного князя Даниила, – пояснил Дмитрий Иванин. – Мы знаем, каким милосердным был святой покровитель обители, князь Даниил Московский. Каждый раз, проходя от метро к монастырю, мы встречаем с десяток бездомных и встаем перед нелегким выбором – как поступить. Однажды мы в нашем Молодежном центре стали думать о том, какую посильную помощь мы можем оказать этим нуждающимся людям. Давать деньги? Но много собрать не получится – зарплаты у всех небольшие. Кроме того, не хотелось каждый раз думать о том, как поступят с ними бездомные. Вдруг пропьют или передерутся из-за них… Вот поэтому мы и решили, что лучше мы будем людей кормить горячей качественной домашней едой и по возможности снабжать одеждой и самыми простыми средствами гигиены.

Москва, как говорится, «слезам не верит», и жить в нашем городе, действительно, непросто. Слушая Дмитрия, я вспоминал, как часто в последнее время видел нуждающихся людей на улицах. Самых разных… Разудалых пьяниц с опухшими лицами, просящих милостыню возле храма, беременную женщину, стоящую под дождем на коленях возле торгового центра, аккуратную бабульку в белом платочке с железной кружкой в одном из подземных переходов под Ленинским проспектом. Помню, как-то меня поразил пожилой мужчина, стоящий на ступеньках станции метро «Третьяковская». Он выглядел очень опрятным, был одет в светлую чистую рубашку и пиджак. Я принял бы его за пожилого преподавателя или ученого на пенсии, если бы не картонка в его руках с надписью «Подайте, пожалуйста, на хлеб». Помню, заметил, что люди останавливались и клали ему в протянутую руку кто монетку, кто бумажку, а он каждого громко благодарил: «Спасибо вам большое! Я вам очень благодарен».

– Дмитрий, давайте уточним, на кого конкретно ориентируется ваша группа? Кого вы определяете «бездомным»? Ведь люди нуждающиеся бывают разными. С одной стороны, чистенькие старички и старушки, просящие милостыню в переходах метро, с другой – спившиеся алкоголики, которые, когда заходят в вагон электрички, своим видом и запахом вынуждают других пассажиров отсесть подальше…

– Мы стремимся помочь всем, кто к нам обращается и говорит, что бездомный. Сформулировать какие-то критерии сложно. Бездомные люди – это очень широкая и разнообразная часть общества. Я бы сказал, что каждый бездомный – это отдельная история. Но, прежде всего, наши подопечные – это люди, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации. Процентов 80 из них даже невозможно отличить в толпе от обычных людей – ну, может, одеты они странно. Вообще бездомные стараются особенно не выделяться, до последнего балансировать на грани. Те, кого мы видим пьяными, лежащими, сломались, махнули на себя рукой, им требуется длительная психологическая помощь. А в основном это те, кто приехали в Москву на заработки – сами знаете, что Москва как магнит притягивает к себе людей со всей России, – и остались в столице без документов, работы и средств к существованию… Кто-то освободился из мест заключения, но из квартиры его уже выписали, а семья развалилась… Многие приехали из глубинки, где работы не найти... Кто-то ушел из семьи и всё оставил жене и детям, думал, что быстро восстановится, но не получилось. Обычно бездомные одиноки или уже истощили все свои социальные связи. Кому-то стыдно вновь обращаться к родственникам, и они живут мечтой. Много пожилых людей – тех, кого вы охарактеризовали как «чистеньких старичков и старушек»; часто их пенсия полностью уходит на квартплату, бывает даже, что за неуплату им отключили свет и воду и вся пенсия арестована в счет погашения задолженности. А ведь им тоже надо что-то есть... Приходят и инвалиды, чья пенсия по инвалидности уходит на лекарства и оплату коммунальных услуг. В общем, для нас есть только один важный критерий: если человек готов мерзнуть в очереди ради тарелки горячего супа и при этом прилично себя вести, значит, ему, действительно, нужна помощь. И для нас неважно, сам ли он виноват в том, что оказался в подобной ситуации, или для этого были объективные причины. Порой цепь случайных событий, жизненных ошибок, неудач и разочарований постепенно лишает человека силы и приводит на самое дно. Важно постараться вернуть ему чувство собственного достоинства, чтобы он начал верить в себя и не ощущал себя лишним, отвергнутым обществом. Ведь если то и дело напоминать человеку, что он «на дне», что и одежда ему сойдет рваная и грязная, и еда невкусная и опасная, то, конечно, он будет опускаться все ниже и ниже.

Вы упомянули спившихся алкоголиков… Алкоголь – это страшная беда, самый главный враг на пути возвращения к нормальной жизни. В сильные морозы мы предупреждаем, что не будем кормить тех, кто настолько пьян, что не стоит на ногах и не может членораздельно говорить. Сколько смертей и инвалидностей от обморожений случается каждую зиму! Мы, конечно, делаем исключения для тех, кто пришел в первый раз, или, когда понимаем, что человек совсем ослаб и его надо поддержать, но считаем важным сказать бездомным: мы уверены, алкоголь – это ваш враг и убийца. Хотя, если человек алкоголик, попрошайка, опустившаяся личность или у него дурной характер, это совсем не значит, что он не достоин помощи.


– Постойте, Дмитрий, здесь мне хочется с Вами поспорить. Вот Вы даже упомянули разные группы людей. Одно дело, пенсионеры и инвалиды, которых наше государство попросту выбросило за борт и которым реально не хватает денег, чтобы выжить. И совсем другое дело, алкоголики, которые просят милостыню у храмов и тут же ее пропивают…

– А что Вы предлагаете? Не помогать нуждающимся, если они алкоголики? Но ведь каждая личность создана Богом и имеет равное с остальными достоинство. Христос умер за всех грешников. Я тоже знаю за собой грехи, с которыми не могу справиться годами. С грехом вообще невероятно трудно бороться. И невероятно трудно согласиться, что деньги, которых вечно не хватает и которые достаются трудом, будут с легкостью пропиты. Но именно по этой причине мы и не помогаем бездомным деньгами, а решили, что будем готовить для них еду и приобретать средства гигиены.

Познакомившись ближе с бездомными, мы поняли, что иной раз у людей, оказавшихся в безвыходной ситуации, алкоголь – это единственное доступное средство, чтобы просто не сойти с ума. Без денег, без теплого безопасного ночлега, без понимания, что можно предпринять и как дальше жить человек оказывается в полной неизвестности. И для верующего это слишком сложно, а для неверующего так просто невыносимо. Длительное и постоянное пребывание в подобной ситуации истощает психику... Получая всюду отказы, подвергаясь побоям, человек постепенно опускается все ниже, раз за разом соглашаясь на худшее. Махнув на себя рукой, такой человек перестает за собой следить – прикладывать огромные усилия, чтобы найти возможность помыться, постирать хотя бы нижнее белье, найти где-то чистую одежду. Через два дня одежда начинает плохо пахнуть, а отсутствие возможности снять и просушить обувь через некоторое время приводит к отекам ног и затрудняет передвижение. Добавьте к этому, что бездомный редко высыпается, так как даже во сне не может полностью отключиться и восстановить силы, ведь он не знает, что с ним случится, пока он спит: его побьют, подожгут или такие же, как он, украдут последние пожитки. И человек ищет утешение и успокоение в бутылке, просто чтобы не сойти с ума от такой жизни. Нередко, чтобы выжить, бездомные собираются в группы, где без алкоголя редко обходится общение, и отказаться от соблазна выпить невероятно трудно – перестанешь быть своим. Вы не представляете, как меняется личность человека, по каким-то причинам оказавшегося на улице. Три месяца жизни на улице – и это совсем другой человек!

Но алкогольная зависимость – это вообще страшная проблема. Просто кто-то пьет дома, его не видно, и последствия бывают менее разрушительными... Поскольку я работаю приходским консультантом, могу засвидетельствовать, что самый частый вопрос, с которым обращаются к нам люди, связан с алкоголем: пьет муж, пьют дети… И их родные вынуждены жить в такой ситуации годами. Понимаете, алкоголизм – это неизлечимое заболевание, которое, к сожалению, искажает все части человеческой природы: и физиологию, и психологию, и душу. Алкоголь пленяет волю и лишает человека возможности себя контролировать. Алкоголизм – также и греховная страсть, которая порабощает страждущего.

Перед волонтерами группы милосердия не стоит задача вылечить человека от алкоголизма. Мы, правда, даем бездомным визитки, где они могут получить помощь в группах анонимных алкоголиков. Наши коллеги даже открыли бесплатную горячую линию для тех, кто испытывает тягу к спиртному: плохо тебе, тянет выпить – позвони, поговори с таким же алкоголиком, который уже много лет не пьет, он сможет тебя выслушать и понять. Обычно после такого разговора становится легче и уже можно более свободно решать, стоит ли пить. Мы всячески убеждаем людей, что если они хотят с улицы уйти, то лучший способ – это православные дома трудолюбия. Там трезвый трудовой образ жизни. Да, каждый должен посильно трудиться, но зато и кровать у каждого своя, и питание есть, и чистая одежда, а за работу платят деньги. Но и это не панацея – условия там стесненные, контингент неоднородный, недостаточно личного пространства, да еще и духовно расти приходится. Это почти как монастырь со строгим уставом, где ты послушник, который проживает в комнате на 8-12 человек. Не все такое выдерживают... Хотелось бы, конечно, чтобы были и другие варианты. Человека невозможно заставить захотеть измениться, а пока он сам не захочет, ничего толкового и не выйдет. Так что мы никого не судим...

– Итак, суббота, метро «Павелецкая», появляются волонтеры. Как и что готовят волонтеры?

– Обязательно горячий суп. Это и чтобы согреться, и для пищеварения полезно. Но бывает забавно – стараешься сделать суп погуще, посытнее, а бездомные просят: «Мне бы только бульончику, юшки налейте». Зимой и когда позволяют средства, готовим второе. Что конкретно, зависит от размера пожертвований, которые нам удается собрать: иногда это курица или фарш, рыбные консервы, а иногда просто каша с обжаренным луком и морковкой или макароны с томат-пастой. В суп стараемся по возможности добавить зелени и сметаны. Горячий чай, хлеб, какое-нибудь печенье и карамелька... Готовим всегда сами из продуктов, которые покупаем. Пусть еда будет дешевая и простая, но приготовленная из свежих продуктов.


– А как люди, которые хотят поучаствовать в вашем благом деле, передают свои пожертвования?

У нас в Патриаршем центре духовного развития детей и молодежи при Даниловом монастыре, который располагается через дорогу от святых врат обители (вход справа от трамвайной остановки, у светофора. – Примеч. автора) имеется для этого специальный ящик, куда люди могут положить деньги. Поскольку мы не организация, а просто волонтерская группа, у нас нет ни своего юридического адреса, ни счета. Те, кто мне доверяет, переводят деньги через https://yasobe.ru/na/solidarityDaniil, в этом случае они поступают на личную карту координатора. Все чеки мы храним, ведем учет поступивших средств. Кроме того, на воротах монастыря есть объявление с моим номером телефона, позвонив по которому люди могут со мной легко связаться. Можно перевести деньги и на мою карточку – я завел такую специально для сбора средств на продукты для бездомных. Есть у нас и своя группа в соцсетях https://vk.com/solidaritydaniil. Кстати, жертвовать можно не только деньги, но и одежду, и продукты, только свежие… Бездомным очень не хватает нормальной одежды и обуви. Сами понимаете, они все время находятся на улице.

– И сколько денег требуется на одну вашу субботнюю встречу?

Мы всегда исходим из того, сколько денег у нас есть. Собираемся в начале месяца, подсчитываем все пожертвования и определяем, сколько можем потратить на одну встречу. Ориентировочно получается порядка трех тысяч рублей. Еще мы закупаем одноразовую посуду, белье, предметы гигиены: маленькое мыло, шампунь, влажные салфетки, одноразовые бритвы.

Возможность менять свою жизнь, искать способы для этого, пытаться, начинать снова после неудач во многом зависит от внутренней силы человека и от того, как он себя воспринимает, видит ли себя снова нормальным членом общества. А это напрямую зависит от того, как на человека смотрят окружающие. Поэтому так важно иметь возможность помыться, побриться, надеть чистую одежду. Клеймо «бомжа» давит на человека. Если бездомный не слишком выделяется из толпы, тогда у него больше шансов зайти в метро или сесть в электричку, а ведь зимой – это порой единственный способ согреться и поспать.

В Москве есть лишь одна официальная ночлежка, которая находится в районе станции Перерва. Туда и добраться очень сложно, да и принять она может ограниченное количество людей. Помыться можно только в трех санпропускниках, которые могут принять до 300 человек в день, а бездомных более 15 тысяч. Занимать очередь нужно с раннего утра, да и там, где большое количество бездомных, для них же и небезопасно – есть откровенные бандиты, есть бывшие зеки, есть психически больные люди. Некоторые не прочь поживиться за счет таких же горемык, как они сами. К тому же санпропускник – это общий душ с обязательной обработкой одежды дешевыми химикатами или прожаркой. Хорошая одежда от них сразу приходит в негодность, начинает плохо пахнуть. К сожалению, у нас в стране пока еще нет системной государственной помощи таким людям. Все построено по принципу госуслуг – получил услугу и «до свидания», никто тобой заниматься не будет. К тому же в Москве на какую бы то ни было помощь по жизнеустройству могут претендовать только бывшие москвичи, а остальные – езжайте по месту последней прописки. Вы не поверите, но большое количество бездомных вообще живут все время в России, но имели только паспорт СССР. И доказать, что они могут претендовать на гражданство, дело практически бесперспективное.  

В ходе нашего разговора я вспомнил, чтó делают в ресторанах, отелях и супермаркетах Москвы и Питера с нереализованным товаром. Ежедневно тонны молочной и мясной продукции, выпечки попросту выбрасывают на помойку лишь потому, что на следующей день поступит всё свежее. При этом в Европе такую продукцию раздают бездомным, а в России – выбрасывают. Неужели нельзя как-то использовать этот бесплатный товар, чтобы накормить бездомных? Своей мыслью я поделился с Дмитрием Иваниным.

Это отличная идея, и есть те, кто уже предпринимает робкие попытки что-то изменить в этом направлении. Но крупные сети хотят, чтобы им было удобно: они готовы отдавать, но не готовы тратить силы и время. Они заинтересованы в том, чтобы у них забирали продукцию ежедневно, всю и самовывозом. У нас был такой опыт. Но мы все волонтеры – у нас есть своя работа, учеба, семьи. При этом нужно подъехать в торговую точку к определенному времени – закрытию, – дождаться, когда всю продукцию спишут. Нужна машина – это деньги на бензин. Нужна тара, куда эту продукцию складывать. И не всегда понятно по количеству: сегодня – густо, а завтра – пусто. Если нам отдадут большое количество разнопланового товара, всего понемногу, нужно все перебрать, испорченное выбросить, чтобы не отравить людей. Как это приготовить на 80-100 человек – непонятно. Если отдают хлеб и лепешки, которые бездомные очень любят, для нас это означает, что их надо заморозить, чтобы разморозить в субботу, а потом в духовке привести в пригодное состояние. Подсохший хлеб трудно жевать, а какие зубы у многих бездомных, вы себе, наверное, можете представить. Поэтому нам проще и дешевле купить капусту и морковку с луком и сварить горячий суп, хотя, если мы не приехали или отказались от продуктов, представители магазинов обижаются.

В общем, к сожалению, многие предложения помощи, которые к нам поступают, очень трудно реализовать. К примеру, звонят нам люди и говорят, что готовы отдать одежду для бездомных: «Только приезжайте к нам в Королев и забирайте». Надо искать машину, оплачивать бензин, и не факт, что эта одежда подойдет бездомным: туфли на каблуке, белые блузки и платья непрактичны и не пользуются спросом.

– По-моему, привередничать им не резон…

– Вы не совсем правы. Я ведь уже говорил, что бездомному важно сохранить чувство собственного достоинства и иметь возможность не выделяться в толпе. Если человек ходит в драном бушлате и грязной ушанке, то к нему будут соответственно относиться, и у него просто не появится сил, чтобы что-то в своей жизни поменять.

Готовясь к беседе с руководителем группы милосердия, я обсуждал тему бездомных среди своих знакомых. Почти все честно признались, что не чувствуют себя готовыми работать с бездомными. Людей смущает их вид, исходящий от них запах, отношение как к алкоголикам, чувство брезгливости и ощущение, что не знаешь, что можешь от бездомного ожидать. Эти рассуждения не удивили Дмитрия.

– Согласитесь, Дмитрий Алексеевич, работа с бездомными не каждому по силам…

– Работа не каждому по силам, а быть волонтером – это отклик на движение сердца. Но найти приемлемую форму помощи ближним может каждый. К сожалению, в обществе бытуют стереотипы в отношении бездомных. Их считают больными, грязными, агрессивными, лишними людьми нашего общества. Часто человека пугают даже не сами бездомные, а прикосновение к страданию, напоминание, что в этом мире есть трагедия, безвыходность... Поэтому многие стараются держаться от них подальше. Я уверен, отношение к ним как к лишним людям формировалось еще в Советском Союзе, где сумасшедших запирали в психушках, а бездомных и нищих вывозили из Москвы за 101-й километр.

– И всё же вы как-то решаете вопросы безопасности на ваших субботних встречах с бездомными? В том числе и гигиенической?..

– Я не верю в действенную помощь, которая ничего не стоит и не несет в себе риска. По поводу болезней могу сказать, что риск заболевания во время раздачи еды бездомным на улице значительно ниже, чем в метро, когда Вы едете в час пик и не знаете, кто стоит рядом с Вами. У нас на встрече есть своя территория – это стол, который отделяет нас от бездомных, которых мы кормим, и мы всегда просим их не заходить на территорию, где лежат наши вещи, стоит посуда, термосы с едой. Волонтеры, которые раздают еду, работают в перчатках. У нас есть возможность работать в масках, но маски как-то не прижились. И в то же время мы честно говорим: «Поймите нас, мы хотим вам помогать, но мы еще несем ответственность за своих близких. Не обижайтесь, но мы будем соблюдать определенную дистанцию».


– А по поводу агрессии?

– …Да, бывало страшно. Конечно, лучше было бы брать с собой казаков, чтобы они нас охраняли. Но как тогда показать доверие, помочь преодолеть чувство социальной исключенности? А, с другой стороны, ведь даже просто ходить по улицам небезопасно. Конечно, первое время у нас возникали разные напряженные моменты, когда бездомные пытались получить еду без очереди, кричали, толкались. Сейчас этого нет, и волонтеры чувствуют себя в безопасности. Конечно, и сегодня между самими бездомными порой происходят конфликты. То они говорят какой-нибудь старушке, что она, по их мнению, не бездомная, а «домашняя», то пытаются кому-то доказать, что он не «павелецкий», а с другой территории и отнимает их еду. Разногласия бывают, но нам доверяют и нас ценят. Это, конечно, плохо, но и в сообществе бездомных есть свои авторитеты, которым выгодно поддерживать порядок. А, кроме того, мы каждый раз объясняем, что если будут конфликты и драки, то никто не пойдет в волонтеры, а идейные одиночки просто не справятся с объемом работы.

– Но ведь в очереди за тарелкой горячего супа всегда может одержать верх сильнейший, который в состоянии просто оттолкнуть всех и пролезть первым…

– Не в нашем случае. Мы сначала раздаем номерки, и неизвестно, кому какой номер достанется. Я прошу женщин стать с одной стороны, мужчин с другой и раздаю номера, по которым мы выдаем еду. Так что сам процесс раздачи проходит очень спокойно, никто никого не отталкивает и не лезет без очереди.

– А конфликты с представителями власти и полицией случаются?

– Сейчас уже нет. Раньше полиция нами интересовалась, но то, что мы представляем Данилов монастырь, служит нам защитой. Мы стараемся прислушиваться к их рекомендациям и делать так, чтобы все оставались довольными.

– Сколько у вас сотрудников в группе? И какого они возраста?

– У нас нет сотрудников – только волонтеры. Все добровольно. Списочный состав около 60 человек, активных – порядка 20-30. На каждый выход собирается от 6 до 17 человек. У нас есть своя группа в WhatsApp, через нее все списываются и договариваются. Есть правило, что человек не позднее пятницы сообщает о своей готовности принять участие в субботней встрече на «Павелецкой». Поскольку мы работаем в Молодежном центре, то и основной костяк – это молодежь, ребята в возрасте 20-30 лет. Юношей и девушек в возрасте до 18 лет мы не принимаем.

– Кого больше: девушек или юношей?

– Девушек приходит больше, но со временем больше остается юношей. Бывает так, что человек пару раз сходил, а потом понял, что бездомные – это не его. А бывает, что человеку надоедает просто готовить и раздавать еду и он хочет заниматься каким-нибудь другим направлением...

– И что Вы можете ему предложить в таком случае?

– Так в нашем Молодежном центре, знаете, сколько направлений! Одни ребята занимаются детьми, другие выбирают помощь заключенным: они вступают с ними в переписку, ездят в колонии… У нас при Центре работает множество разных клубов. Есть православные, где ребята могут послушать лекции по катехизации, больше узнать о своей вере, задать волнующие их вопросы. Есть христианский творческий клуб, где молодые люди занимаются музыкой, к ним в гости приходят известные режиссеры и музыканты. Экзотический чайный клуб, где можно услышать тишину внутри себя во время чайной церемонии. Школа молодой семьи, где обсуждаются вопросы не только о том, как создать христианскую семью, но и – что еще важнее – как ее сохранить. Паломнические группы, которые занимаются организацией поездок. Есть служение по оказанию помощи глухим. Есть «Балаганчик сказок», где ребята вместе со взрослыми ставят спектакли на христианские темы, а потом показывают их в других храмах и даже выступают с ними в разных городах. К тому же наша группа поддерживает тесную связь с добровольческим движением «Даниловцы», а там больше 20 волонтерских групп, которые регулярно посещают детские больницы, дома-интернаты, психоневрологические интернаты и еще много всего. Так что каждый может найти себе что-то по душе. Когда к нам приходят новые волонтеры, мы проводим с ними собеседования. Надо же, прежде всего, понять, почему человек хочет помогать именно бездомным. У каждого своя мотивация. И Вы не поверите: некоторые приходят именно потому, что хотят преодолеть в себе брезгливое отношение к этим несчастным «лишним людям». Так и говорят: «Я христианин, но чувствую в душе сильное неприятие к бездомным. Хочу лучше познакомиться с их миром и лучше понять самого себя». Кто-то приходит из чувства глубокого сострадания, потому что видит этих несчастных, выброшенных обществом людей, каждый день на улицах Москвы и хочет хоть как-то им помочь. У кого-то иной мотив – человек говорит: «Я не хочу давать денег и не знать, на что они идут. Хочу делать реальное дело». Кто-то хочет помогать людям, но с детьми у него не получается и он хочет попробовать со взрослыми.

У нас в группе «Милосердие» есть своего рода тестовый период – 6 посещений, когда человек считается стажером. Он присутствует при раздаче субботней еды, мы не заставляем его что-то делать – он может просто наблюдать, чтобы понять, по силам ли ему это социальное служение.

– Планируете ли вы развивать свое дело?

– Мы всегда стремимся делать максимум из того, что нам по силам, хотя понимаем и свои возможности. Четыре субботы в месяц по 10 часов, а еще закупки, сортировка одежды, работа склада… Но все же мы развиваемся. В этом году вместе с профессиональной благотворительной организацией «Каритас» мы открыли Дневной центр – крохотную комнатушку, куда бездомные могут прийти за консультацией по восстановлению документов, трудоустройству, побеседовать с психологом. Там же при участии волонтеров проводятся группы общения и поддержки, мы вместе отмечаем праздники, смотрим фильмы, обучаем работе на компьютере. Бездомный там может составить план своего жизнеустройства, обсудить встречающиеся трудности, получить поддержку. Мы организовали Школу волонтера, где учимся не только готовить, но и общаться с бездомным правильно и продуктивно с точки зрения психологии. Наши волонтеры посещают дома трудолюбия и приюты. Мы мечтаем, что когда-нибудь сможем организовать в нашем районе полноценный Центр помощи бездомным, где они смогут помыться и постирать вещи, показаться врачу.      

– Спасибо, Дмитрий Алексеевич, за беседу. Если кто-то захочет поучаствовать в вашем благородном деле, стать волонтером, поделиться продуктами или сделать пожертвование, куда ему следует обратиться?

– Мы с благодарностью примем любую помощь. Мой телефон: +7 916 195 76 17. Наша группа «ВКонтакте»: https://vk.com/solidaritydaniil Пожертвование можно сделать на сайте https://yasobe.ru/na/solidarityDaniil.Всю информацию вы так же можете найти на сайте Патриаршего центра http://cdrm.ru.

 

Петр Селинов

Макарьева пустынь
Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь
Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра
Николо-Вяжищский ставропигиальный женский монастырь
Сурский Иоанновский женский монастырь
Воскресенский Ново-Иерусалимский ставропигиальный мужской монастырь
Успенский женский монастырь с. Перевозное
Иоанно-Богословский женский монастырь, дер. Ершовка
Пюхтицкий Успенский ставропигиальный женский монастырь в Эстонии
Череменецкий Иоанно-Богословский мужской монастырь