У ног Оптинских старцев

Игумен Тихон (Борисов)

Сегодня мы опять – у ног Оптинских старцев. У их благоухающих рак с мощами! В их благодатном доме – Оптиной Пустыни. Сегодня так же, как и сто, и двести лет назад сюда приходили богомольцы. Мы приходим, отряхивая пыль дороги, отряхивая пыль греха, омываясь водой покаяния и молитвы! За это время изменились внешние формы: раньше приезжали сюда на бричках и дилижансах, а сегодня – на электричках, автобусах, «мерседесах» и ВMW. Прежде надевали фрак или кафтан, сегодня – джинсы и современную стильную одежду.

Когда-то письмо старцу шло месяц, перевозимое на лошадях или с почтовыми голубями! Сегодня с помощью мобильного телефона через секунду мы слышим знакомый голос в трубке! Изменилось очень многое! Прогресс технический, как некая неумолимая фантастическая машина, движется вперед! Не изменились только человеческие грехи, страсти и пороки. Да! Они стали изощреннее, коварнее, тоньше... Но суть их осталась та же! Купец XIX века, приезжавший к старцам Амвросию или Иосифу, каялся в жадности, гневливости, осуждении, злопамятности... Сегодняшний состоявшийся предприниматель, бизнесмен страдает тем же и кается в тех же грехах! Молодой красивый офицер Царской Армии рассказывал старцам, что никак не может избавиться от блудной страсти и винопития... Современный молодой человек из Москвы или Брянска ищет выход из той же губительной болезни, только еще наркотики прибавились.

Федор Достоевский, теряя упование на Бога, приезжал в Оптину после смерти трехлетнего сына за утешением. Сегодня тысячи людей ищут утешения, припадая молитвенно к старческим мощам. Раньше крестьянка жаловалась, что у нее дохнут индюшки. Сегодня все мы обращаемся к Оптинским старцам с множеством наших проблем и искушений, мелких и крупных, простых и очень тяжелых и запутанных! У каждого из нас – свои «индюшки», свои тупики, свои вопросы к Оптинским старцам!

Золотой век Оптиной Пустыни, благословенное Старческое столетие – это время с 20-х годов XIX века, когда Промыслом Божиим по благословению святителя Филарета Киевского был основан Иоанно-Предтеченский Скит, и в нем поселились первые старцы – преподобные Моисей и Антоний Путиловы, и до 20-х годов безбожного русского лихолетья, когда старца Нектария увезли в Холмищенскую ссылку, отца Никона сослали в далекую Пинегу, а отца Исаакия расстреляли под Тулой... Как же так получилось, что маленькая обитель, затерявшаяся в Калужских просторах, вмещала в себя целую Вселенную человеческой боли? В чем загадка того, что в то время, когда многие представители русской интеллигенции отошли от Церкви, увлеклись гуманизмом и забыли дорожку в храм, сюда не оскудевал поток образованных людей, ищущих Смысл Жизни? Почему люди порою до недели ждали у старческого порога, чтобы услышать из святых уст несколько лаконичных простых слов?

Оптинские старцы знали одну важную тайну: человек может казаться страшным чудовищем и последним мерзавцем. Поступки его могут быть бездарны, а мысли – глупы. Но, несмотря ни на что, где-то очень глубоко внутри него все равно живет яркое солнце, любовь и маленький добрый ребенок! Оптинские старцы знали великую тайну души человека, ее Небесное достоинство! Когда шамординская игумения рассказывала преподобному Амвросию, что уж больно трудные, тяжелые сестры приходят в монастырь, он отвечал: «Мрамор и железо – у нас всё пойдет!» То есть в любом человеке есть своя особенная красота, своя изюминка, свой неповторимый узор души! Это то, о чем потом писал из ссылки святитель Афанасий Ковровский: «В мире вообще ничего нет бесполезного, ненужного, бессмысленного! Всё имеет свой смысл, значение и назначение! Я не допускаю возможности существования людей ненужных, бесполезных. Я думаю, не найдется человека, который бы хоть раз в жизни не послужил кому-либо другому хотя бы чашей студеной воды! А если послужил, ради этого доброго дела и жизнь была дана ему, и он не погубил мзды своея... Если даже кто-либо и единой чаши воды за всю жизнь не подал, кто-нибудь ему подал! Тогда, значит, смысл и польза этой как будто бы бесполезной жизни в том, чтобы другой сделал добро ради него...»

Оптинские старцы учат нас во всем видеть Промысл Божий! Учат искать глубину, смысл, подлинность жизни! Они помогают нам обрести, стяжать любовь в своем сердце! Напоминают нам, что в жизни нужно идти срединным, царским путем! Преподобный Амвросий говорил монахине: «Мелитона! Держись среднего тона! Возьмешь высоко – будет нелегко! Возьмешь низко – будет склизко! Мелитона! Держись среднего тона!» А преподобный Варсонофий напоминал: «Все наши старцы всегда говорили: “Смиряться! Смиряться!” Эти две добродетели – любовь и смирение – так обуславливают одна другую, равно как теплота и свет!»

Вот этих теплоты любви и света смирения так не хватает в нашей жизни! Каждый из нас знает, что когда в нашем сердце нет любви, когда в нем только холод и эгоизм, – отношения с ближними приводят к разочарованию, к пустоте, к бессмысленности. А если есть хотя бы искра любви, то любая встреча – это открытие, новизна, глубина и радость! Хоть ты мозоли на пальцах от четок натри, хоть голову разбей от поклонов, хоть голодом себя умори – если не улыбнешься встречному на твоем жизненном пути, не подашь руки, не выслушаешь сочувственно, всё напрасно, всё вхолостую...

Святитель Игнатий Кавказский, который в юности был учеником Оптинского старца Льва и некоторое время был даже его личным извозчиком, говорил: «Земная жизнь есть не собственно жизнь, но непрестанная борьба между жизнью и смертью: попеременно мы уклоняемся то к той, то к другой, колеблемся между ними, и оспариваемся ими!» Наша душа колеблется между злом и добром, между светом и тьмой, между Истиной и ложью. Апостол Павел говорит: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю...» (Рим. 7:19). В этом – наша страшная дилемма, проблема, трагедия человеческой души! И ещё – наше вечное «завтра»! Завтра начну регулярно читать Евангелие. Завтра брошу курить или вот сегодня еще попью пива, а уж завтра – в завязку... Завтра перестану врать, оправдываться, осуждать начальство. Всё! С завтрашнего дня – утренние и вечерние молитвы регулярно!.. Но завтра может и не наступить! Святой мученик IV века Экспедикт решительно противостоял соблазну откладывать добрые дела на «завтра». На иконах его изображают держащим крест, на котором написано: «Сегодня»! И он попирает диавола в образе ворона, в клюве которого лента с надписью: «Завтра»! Этот ворон-диавол пытается искушать каждого из нас своими уловками, капканами, приманками.

Старец Варсонофий рассказывал случай, который произошел в Скиту в бытность старца Амвросия. Послушник Иван, бывший фельдшер, в миру знался с чародеем, экстрасенсом, как сейчас говорят. Стал его учеником. Сам стал волхвовать. Но потом покаялся, пришел в разум Истины и Промыслом Божиим оказался в Оптиной. И вот однажды, как он рассказывал, вечером он увидел у себя в келии пожилого странного человека. Двери были заперты, и Иван понял, что это был бес! И бес стал его уговаривать: «А ведь ты плохо поступил. Был нашим другом, мы сообщили тебе наши тайны, а ты всё бросил и привязался к этому старикашке Амвросию». – «Что же мне делать?» – сказал Иван. «Брось всё это! Только пожелай, я тебя в мгновение доставлю к бывшему наставнику!» – «Да у меня шубы нет, а на дворе мороз». – «Не беспокойся, и лошади, и шубы – всё есть». – «Скит заперт!» – «Перелезем через ограду! Там тройка уже ждет!» И тут послушник взмолился: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!» И бес моментально исчез!

Давайте молитвами Оптинских старцев будем учиться ценить «Сегодня»! Сегодня делать добро! Сегодня молиться за весь мир! Сегодня стараться оказать любовь ближнему! Сегодня с Божией помощью и молитвой попирать беса, который пытается кого-то вырвать из церковной ограды, бросить семью, попрать Таинство венчания, уйти из монастыря! И шуба готова, и тройка ждет! Бес всё даст, только Христа отнимет!

Патриарх Алексий I (Симанский) говорил: «Пусть всё кругом меняется – мы должны остаться такими, какими были сотни лет назад! Пусть наша неизменяемость, неподчиняемость духу времени символизирует Вечность Церкви! Нам дóлжно научиться хранить прошлое вопреки настоящему! В этом – наша сила! В этом – наша правда!»

Сегодня мы опять у порога хибарок Оптинских старцев. Они, как милосердные самаряне, перевязывают наши духовные раны, возливают на наши сердца масло и вино своих молитв! Они, словно добрые друзья, через разобранную крышу опускают нас, расслабленных, к ногам Спасителя! Самое главное – не терять ревности, веры, вдохновения! Не опускать вёсел, переплывая океан жизни! «Пока есть в тебе стремление вперед, – восклицает преподобный Варсонофий, – не бойся, цел твой кораблик! Цел он – и не надо бояться возможных житейских бурь!»

 

Материалы по теме

Публикации

Монашество

Доклады

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Архимандрит Алексий (Поликарпов)
Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Архимандрит Алексий (Поликарпов)
Митрополит Антоний Сурожский
Архимандрит Алексий (Поликарпов)
Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Архимандрит Алексий (Поликарпов)
Митрополит Антоний Сурожский