«Бог необходим всякому человеку, а нам, русским, – особенно»

Л.В. Пьянкова

 Воспоминания о дорогом Батюшке, архимандрите Кирилле (Павлове)

Продолжаем публикацию воспоминаний о любимом и почитаемом всей православной Россией старце архимандрите Кирилле (Павлове) его духовной дочери и помощницы на протяжении 45 лет Любови Владимировны Пьянковой. В первой части воспоминаний Любовь Владимировна рассказывала о детстве Батюшки, его родителях, учебе, о его любви к родным местам. Начало

Духовник Лавры

…К Батюшке приходили очень многие известные люди. Но Батюшка никогда не хвалился тем, какие у него важные люди бывают. Я знаю только, что многие архиереи Русской Православной Церкви исповедовались у отца Кирилла. Батюшка был духовником Лавры, в то время духовных заведений было совсем немного, поэтому практически всех монашествующих от пострига и Евангелия принимал именно Батюшка. Через него проходили и те, кто рукополагался. Батюшка приводил их к присяге: есть такой чин перед рукоположением – ставленник приходил на генеральную исповедь, и Батюшка потом давал ставленническую грамоту, в которой говорилось, что человек прошел исповедь и принимается к присяге, и Батюшка как духовник ставил свою подпись.


Когда Батюшка во время своей последней болезни уже не разговаривал, нас в Переделкине навещал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Его Святейшество тогда сказал нам, что во время беседы с выбранными в архиереи, многие говорят, что в их жизни именно отец Кирилл сыграл важную роль, что они были у Батюшки, он благословил на то-то и то-то, и как они ему благодарны. Святейший сказал: «Батюшка тринадцать лет лежит на одре болезни. Сколько лет прошло, а он до сих пор сопровождает людей в их жизни!» И мне очень понравились слова Патриарха перед отпеванием: «Я смотрю и радуюсь большому количеству людей, собравшемуся у гроба на отпевание Батюшки, потому что это значит, что в жизни каждого из этих людей Батюшка сыграл важную роль, что-то важное сказал или сделал для них».

Как Батюшка отдыхал

Батюшка был очень трудолюбивым человеком. Он всегда был очень загружен и чрезвычайно дисциплинирован. У него все было расписано. Он был духовником и казначеем в Лавре и духовником московских семинарии и академии. В определенные дни в академической Покровской церкви Батюшка проводил общую и принимал частную исповедь. Всегда сначала исповедовался владыка ректор, преподавательский состав, а потом и студенты. С возрастом Батюшке это стало тяжело, и он исповедовал только преподавательский состав, руководство. А студенты, конечно, продолжали ходить на исповедь, но уже в Лавре.

На отдых у Батюшки времени совершенно не оставалось. Батюшка почти никогда не пропускал братский молебен, всегда ходил на него. И он как духовник должен был следить за тем, чтобы братия тоже не пропускала братские молебны. И все годы Батюшка очень часто служил. В Лавре очень много полиелейных служб, и Батюшка всегда служил всенощную, помазывал людей и служил Литургию – в Лавре принято, что если отец наместник служил позднюю Литургию, то раннюю служил обязательно Батюшка, а если отец наместник служил раннюю Литургию, то Батюшка возглавлял позднюю. И еще Батюшка и сам проповедовал, и благословлял братию проповедовать на службах. А если по каким-то причинам брат опаздывал на проповедь или что-то случалось, то Батюшка всегда выходил и сам проповедовал. Так что у Батюшки очень мало оставалось времени на отдых. Только во время отпуска были какие-то минуты отдыха.


У Батюшки всегда была обширная переписка, в его адресной книге было около тысячи адресов. Летом, когда много праздничных служб – Преподобного Сергия, Илии Пророка, Преображение, Успение и другие, Батюшка не успевал уже прочитывать письма, и в отпуск мы брали с собой большой почтовый крафтовый мешок, и он всегда был набит письмами. Поэтому у Батюшки была задача во время отпуска все эти письма разобрать и ответить на них. И всегда он брал с собой три книги. Это были Апостольские правила и книги преподобных Иоанна Кассиана Римлянина и Макария Великого. И эти три книги он каждый год прочитывал. Я как-то сказала: «Батюшка, вы каждый год их берете!» А он мне: «Ну, надо же воспроизводить в памяти поучения, это необходимо знать». И у Батюшки был план, что он в день должен был прочитать определенное количество страниц, и если из-за каких-нибудь путешествий он не успевал, то говорил: «Я сегодня не выполнил план, мне завтра нужно этот план выполнить».

И помимо всего этого – постоянное чтение Евангелия. Батюшка всегда его читал, очень подолгу, внимательно, часто останавливаясь, видимо, заучивал или размышлял…

Я наблюдала, как Батюшка работает с письмами. Это было очень интересно. Сначала он собирался с мыслями и силами, читал книги, а потом говорил: «Нужно приниматься за почту». Затем садился, и мы с Леонтием Федоровичем разрезали конверты, а он читал письма. Часть писем были на сжигание, а другую часть Батюшка раскладывал на две стопочки. На первую стопочку писем он сразу же отвечал. Мы покупали открытки с видом Железноводска или Крыма, и он на этих открытках писал ответы, а мы запечатывали и отправляли. И как только он эту стопку писем обработает – переходил к другой. И вот над каждым письмом второй стопочки он думал, перечитывал его, иногда откладывал и еще думал, видимо, молился, потом опять за него принимался. Так Батюшка работал над письмами. Так что вот такой у Батюшки был непростой отдых…

Многим известны усердие Батюшки в молитве и сила его молитвы. Он никогда не опускал монашеского правила. Знал его наизусть. В отпуске каждый день начинался с утренних молитв, чтения апостольских посланий и нескольких глав Евангелия, Псалтири. Когда он собирался на службу, обязательно читал дневное рядовое Евангелие. В храм брал кучу записок, в которых мы записывали имена из писем с просьбой помолиться.

В один из отпусков мы поехали из Крыма в Железноводск через Керченский пролив. Задержались в очереди на паром, и по Краснодарскому краю пришлось ехать в сумерках. Стемнело и вдруг фары нашей машины погасли. И хотя водитель наш, Юрий Михайлович Музыкин, был очень опытным, но и он возился, возился и ничего не смог сделать. Но ехать-то надо, не ночевать же в машине в поле. Батюшка говорит: «Давайте читать по очереди Иисусову молитву». Мы около часа читали, и Батюшка снова говорит Юре: «Посмотри еще», – а сам светит ему автофонарем. И тут же Юра обнаружил неполадку. Оказалось, что какой-то провод был плохо закреплен. Батюшка по своему смирению заставил нас молиться – чтобы не выделяться самому. А ведь не просто так он почувствовал, когда можно исправить поломку.

Еще один случай. В канцелярии Лавры много лет трудилась Людмила Степановна Говядина. Усердная, исполнительная и скромная труженица. В 1991 году у нее обнаружили рак желудка. Батюшка благословил ее оперироваться. Операцию назначили на 19 августа – праздник Преображения Господня. В этот день в 1980 году у Батюшки тоже была серьезная операция на желудке. В этот праздник Батюшка служил позднюю Литургию в Трапезном храме Лавры, и у престола возносил особое прошение за болящую Людмилу. В этот же праздничный день после обеда он всегда служил молебен у Преподобного – в благодарность о своем излечении. Так и в тот год в конце молебна он на коленях у раки Преподобного просил о выздоровлении Людмилы. Прошла операция, а была вторая стадия рака, Людмила стала поправляться, возвратилась к работе и еще много лет трудилась в канцелярии Лавры. Умерла 11 июля 2016 года монахиней Херувимой. Как вспоминают братия, за Литургией Батюшка попросил всех, кто с ним служил, вынуть частицу за Людмилу Степановну. Он не только сам дерзновенно молился, но и других подвигал к молитве.

В 2002 году у моей сестры приключилась серьезная болезнь – при обследовании щитовидной железы выявили злокачественную опухоль. Батюшка благословил оперироваться. Так случилось, что в день операции сестры Батюшка служил Литургию. Никогда не забуду, как он на коленях перед престолом возносил прошения о выздоровлении тяжко болящей Ольги. Прошла операция благополучно. Оперировавший доктор потом сказал, что был удивлен тому, как была расположена опухоль. Он смог ее удалить, не затронув голосовых связок, хотя перед операцией он предупреждал, что, видимо, сестра останется без голоса. После операции сестричка поправилась, смогла восстановиться и продолжает трудиться. Ее голос – это ее инструмент.

Вот какое дерзновение имел Батюшка в молитве. Не случайно люди просили его молиться и чувствовали силу его молитвы.

Когда Батюшка уже болел, но еще мог разговаривать, как-то ночью он стал так истово молиться, молча, творя крестное знамение. Я спросила его, о чем он молится? Он ответил, что молится за всех, кто просит его молитв.

Как я попала к отцу Кириллу

Я закончила Краснодарский техникум электронного приборостроения, и меня направили по распределению в город Зеленоград. Я приехала туда в конце 1971 года. Мой двоюродный брат отец Алексий уже в то время был насельником Лавры, и он меня, можно сказать, за руку привел к Батюшке отцу Кириллу на исповедь. И таким образом я оказалась у Батюшки. Я ходила к нему на исповедь. У меня даже мыслей не возникало, что я могу оказаться рядом с Батюшкой, ему помогать.


В 1972 году у меня по распределению в моей лаборатории был отпуск в сентябре. И я приехала к Батюшке на исповедь и спросила благословения поехать в отпуск, я ездила до этого в Золотоношский женский монастырь. И неожиданно Батюшка мне говорит: «А ты не хочешь с нами в отпуск поехать?» Я очень удивилась: «Батюшка, как же я с вами в отпуск-то поеду?» А он говорит: «Ивану Михайловичу повар нужен». Отец Кирилл ведь был человеком очень болезненным, у него была язва двенадцатиперстной кишки, и он всегда был на особой диете. Поэтому и в отпуск с ним ездил повар, Иван Михайлович, инок Иоанн, он был поваром в Лавре, человек очень благочестивой жизни. Но к этому времени он уже был стареньким и как-то сказал Батюшке: «Мне нужно подготовить замену, потому что я уже скоро не смогу ездить». А с ними еще ездила Тамара Николаевна Житникова из Переславля-Залесского. Батюшка предложил ее подготовить. А тот говорит: «Тамара не годится». Тогда, видимо, батюшка начал подбирать, кого взять, и в 1972 году, в конце августа, перед Успением, сказал мне: «Ивану Михайловичу нужна помощница, если согласишься, то поедешь с нами». И я поехала, со страхом и трепетом: «Я инженер. Какой из меня повар? Смогу ли я? Ну, – думаю, – будь что будет».

Приехала, Иван Михайлович начал давать поручения: рыбу почистить, картошку почистить. Стал рассказывать, сколько молока нужно, сколько крупы насыпать, чтоб получилась каша. Что-то я записывала за ним, видимо, ему это понравилось. Потом батюшка мне сказал, что Иван Михайлович сказал: «Эта подойдет». И с тех пор, с сентября 1972 года, я стала ездить с ними. Года три еще ездил Иван Михайлович, мы с ним вместе готовили, я ему помогала. Но потом, когда он не смог ездить, я стала готовить самостоятельно и уже каждый год сопровождала Батюшку в качестве повара. Последний раз мы с Батюшкой ездили вместе в сентябре 2003 года.

Отпуски, проведенные с Батюшкой, были уникальной школой христианской жизни. Уроки эти преподавались на простых примерах. Например, однажды в Железноводске Батюшка спрашивает меня: «У нас есть сливочное масло?» – «Да, – говорю, – около килограмма». – «А ты отрежь половину и отдай Александре».

Весь вечер я возмущалась и говорила Батюшке: «Она одна, а у нас много людей за столом собирается!» А надо сказать, что в ту пору тотального дефицита продуктов за нашим столом ежедневно собиралось не менее десяти человек. В ответ на мое ворчание Батюшка постучал пальцем по моей голове и сказал: «Отрежь!» Пришлось подчиниться.

На следующее утро, еще затемно, я вышла на порог дома и испугалась, увидев сидящего на скамеечке человека. Это была раба Божия Ольга. Она сказала, что привезла нам три килограмма сливочного масла.

Как было не вспомнить одно из любимых батюшкиных выражений: «Рука дающего не оскудеет. Всякое даяние благо».

Настоящий послушник

Когда Батюшка уже лежал в Переделкине, он попросил позвонить отцу Мефодию, чтобы тот привез всё смертное одеяние, в чем Батюшку хоронить. Отец Мефодий привез и говорит: «Батюшка! Если с вами что случится, как распорядиться иконами, вашими вещами в келье». А Батюшка говорит: «Никак не распоряжаться. Это всё в Лавре остается». В келье, в которой жил Батюшка, раньше подвизался схиархимандрит Иосия, и от него осталась Черниговская икона Божией Матери. И Батюшка говорит: «Как мне досталась эта келья после смерти отца Иосии, так и после меня пусть всё останется Лавре. Не надо ничего раздавать». И еще спросили: «Батюшка, где бы вы желали, чтобы вас похоронили?» А Батюшка говорит: «У меня начальство есть, оно само распорядится, где меня похоронить».

Такой Батюшка был послушник, настоящий монах. Когда нам сообщили, что нас могут выписать из больницы, встал вопрос: куда возвращаться – в Переделкино или в Лавру? И Батюшка сказал: «Пусть Наташа съездит к Святейшему, и как Святейший благословит – так и сделаем». И Святейший сказал: «Конечно, в Переделкино, сюда приезжайте. В Лавре таких условий не будет». Так мы поехали в Переделкино. В первые годы, когда у нас еще не было дыхательных аппаратов, мы по два, по три раза в год попадали в больницу. А потом у нас появились уже эти дыхательные аппараты, к нам подключился профессор Белов Александр Михайлович, и уже пневмония не так стала досаждать. Три года Батюшка вообще в больницу не попадал.

Болезни Батюшки

Батюшка на протяжении всей своей жизни был очень болезненным. У него были очень серьезные заболевания: язва двенадцатиперстной кишки, были два кровотечения, потом на фоне постоянных болей у него произошел стеноз, то есть непроходимость. Слава Богу, в 1980 году его прооперировали в Первом медицинском институте, оперировал Леонов Виктор Николаевич. Батюшка в последующие годы всегда называл его своим спасителем. В 1984 году у Батюшки было очень тяжелое крупозное воспаление легких. Полтора месяца Батюшка в больнице пролежал. После этого с сердцем проблемы начались. Тогда в Алуште познакомились с известным кардиологом профессором Александром Викторовичем Недоступом, и он сказал, что надо ставить стимулятор. Поставили первый стимулятор, он простоял 12 лет. Потом поменяли его, поставили второй стимулятор. У Батюшки были грыжи, одна, потом вторая. В 2002 году опять была непроходимость кишечника, делали операцию. Оперировал профессор Сацукевич Владимир Николаевич в больнице на Мичуринском. Батюшка очень тяжело ее перенес, возраст уже был преклонный.

О будущем

О будущем России Батюшка ничего не говорил. Говорил только о том, что народ должен поднять нравственность и сохранять веру. Батюшка говорил, что всё от народа зависит. Когда были страшные пожары на Рязанщине, я Батюшке сказала: «Батюшка, помолись! Твоя Родина горит! Деревни горят, люди страдают!» А Батюшка помолчал и говорит: «Им самим надо лучше молиться, к Богу прибегать». Батюшка считал, что сам народ виноват, что так всё тяжело. Батюшка говорил: «Бог необходим всякому человеку, а нам, русским, – особенно. Ведь сколько войн было, и только когда стали прибегать к помощи Божией, к заступничеству Пресвятой Богородицы – только тогда Господь смилостивился. Также и войну Господь послал, чтобы люди как-то образумились, вспомнили о Боге. Вот и храмы стали открывать еще в войну, а после войны и Лавру открыли».

Как Батюшка людей к Богу приводил

Батюшка, конечно, был необыкновенный! Если хоть один раз с ним человек пообщается, то уж никогда его не забудет. Например, один доктор в больнице, он был заведующим отделением, у Батюшки тогда проблемы с почками были, и этот доктор приходил консультировать. Батюшка был общительный, они разговорились. Батюшка его спрашивает: «А вы крещенный?» – «Да, крещенный, – говорит. – Но я неверующий. В церковь не хожу. Я человек грешный. Даже стыдно вам сказать». А Батюшка говорит: «Ну и что, мы все грешники. Давай так договоримся: я буду за тебя молиться, а ты по мере своих сил от этого греха устраняйся. И Бог нам поможет».

И вот, когда Батюшка уже перестал говорить, этот доктор приходил его проведать. Склонился над ним, поцеловал батюшкину руку и говорит: «Батюшка! Ты же меня к Богу привел! Помнишь, как ты мне сказал: ”Ты по мере сил удерживайся от этого греха, а я за тебя буду Богу молиться, чтобы тебе Господь помог”? Ты меня к Богу привел!».

Так Батюшка мог человеку просто сказать, и человек оставлял грех и приходил к Богу. Ведь Батюшка не ругал, не говорил, что ты такой-разэтакий, не будет тебе прощения… Нет. Батюшка мог вразумить очень мягко, спокойно. И вообще Батюшка никогда никого не ругал, всегда был мягким и спокойным.


Или еще помню случай. В больнице, в которой Батюшка часто лежал, контингент пациентов был непростой, особый. Там в одном из кабинетов на первом этаже организовали церковь, и одна из сотрудниц, когда была свободна от дежурств в приемном покое, в этом храме принимала записки и продавала свечки. И вот она мне рассказала, что у них в больнице лежала одна дама, которая, видимо, очень важный пост занимала, и как-то она заглянула в храм. Ей предложили: «Заходите, поставьте свечку или записочку напишите!». А она говорит: «Мне этого ничего не надо, у меня всё хорошо!» Не надо – так не надо. Прошло время. Вдруг эта же дама приходит и говорит: «Мне нужно покреститься!» – «У вас что-то случилось?» – «Ничего не случилось. Мне нужно покреститься». И потом рассказывает: «У вас на пятом этаже лежит один батюшка, он, когда проходит мимо меня, с такой любовью мне говорит “Христос Воскресе!” да еще шоколадку дает, а я, – говорит, – нехристь, и ответить ему ничего не могу. Мне нужно покреститься, чтобы я могла ему ответить “Воистину Воскресе!”». Представляете, с какой любовью Батюшка говорил, что человек, который говорил: «Мне этого ничего не надо», – через какое-то время решил, что ему надо креститься. Без всяких проповедей, без всякого убеждения, а только от одной любви, которую она почувствовала от Батюшки, она захотела покреститься.

Вот, как Батюшка мог людей приводить к Богу. Одной любовью! Батюшка часто повторял слова преподобного Серафима Саровского: «Стяжи мир, и тысячи вокруг тебя спасутся!» Сам Батюшка всегда был мирного, благодушного духа. Всегда был веселым, жизнерадостным, любил пошутить.

Птички

Батюшка любил кормить синичек. У него за окнами кельи всегда были кормушки, туда насыпали семечек, и Батюшка любил наблюдать за птичками. «Вот, – говорит, – космонавты». – «Какие, – спрашиваю, – космонавты?» – «Да воробьи! Залезет в банку и сидит там, сидит. Соберется целая ватага воробьев, начинают банку клевать, клевать, и выживают этого воробья. Следующий залетает и также сидит и сидит, ест и сидит в этой банке – как космонавт!»

Потом придумали Батюшке кормушку из пластика – коробку, в ней просверлили дырочки, чтобы синички подлетали, цеплялись за эту коробку и семечки через дырочки вытаскивали. «И что ты думаешь? – говорит мне Батюшка. – Воробей сидел-сидел, смотрел-смотрел и тоже стал на эту коробочку садиться и из нее семечки вытаскивать».

Кормушки у Батюшки были на каждом окне и даже по две, чтобы птички прилетали и питались. И еще Батюшка из трапезной когда шел, брал с собой хлеб и возле Варваринского корпуса кормил голубей.

Ёлка

Батюшка очень любил доставлять людям радость. Когда ставили рождественскую ёлку, Батюшка просил, чтобы она стояла напротив окна. Ёлку ставили высокую – до потолка. В келье в Варваринском корпусе потолки высокие, и ёлка должна была быть высокой. Ёлка была украшена, много-много гирлянд на нее вешали. С улицы эту ёлку было хорошо видно. Батюшка у меня спрашивал: «А что, мою ёлку с улицы видно?» – «Видно, Батюшка, хорошо видно!» А он еще побольше шторочки раздвинет, чтобы было еще лучше видно, чтобы люди шли в церковь и батюшкиной ёлочкой любовались. И когда братия к Батюшке приходили исповедоваться, чтобы ёлочка их тоже радовала. Казалось бы, такой пустяк, но Батюшка и об этом думал. Причем ёлку всегда ставили в воду, чтобы она была живая, чтобы не осыпалась и подольше стояла, и у Батюшки украшенная ёлка стояла всегда до Сретения. «А что, красиво ведь! – говорил Батюшка. – Весело!» Березки на Троицу всегда ставили. И тоже в воду. «Ох! Как хорошо! – говорил Батюшка. – Березовый лес!»

Как бороться со своими грехами

Батюшка говорил, что за своей жизнью нужно следить, чтобы жизнь была по воле Божией. А какая воля Божия? Батюшка говорил: «Надо жить по Евангелию. Читайте Евангелие! Оно меня вдохновляло и утешало во время войны. И так и каждого человека Господь вразумит. Надо жить по Евангелию, потому что там всё написано. Там сказано, что любовь – это исполнение Закона». И Батюшка этот Закон, который Господь нам оставил, полностью исполнил. Он стяжал настоящую любовь! Я счастливый человек, что столько лет прожила под крылом у Батюшки…

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Свято-Покровский женский монастырь г. Верхотурье
Свято-Иоанно-Предтеченский мужской монастырь Луганской епархии
Подворье Покрова Пресвятой Богородицы Свято-Пафнутьева Боровского мужского монастыря
Антониево-Дымский мужской монастырь
Костомаровский Спасский женский монастырь
Свято-Покровский женский монастырь г. Верхотурье
Свято-Иоанно-Предтеченский мужской монастырь Луганской епархии
Подворье Покрова Пресвятой Богородицы Свято-Пафнутьева Боровского мужского монастыря
Антониево-Дымский мужской монастырь
Костомаровский Спасский женский монастырь