12 сентября: 10 лет со дня возвращения «Будничного» колокола в родную обитель

Данилов мужской монастырь Москвы

12 сентября – особый день в жизни Данилова монастыря, день обретения мощей святого благоверного князя Даниила Московского. Он всегда торжественно отмечается в обители. Но в этом году 12 сентября исполняется еще один, маленький, но очень важный юбилей: ровно 10 лет назад из Гарварда в родные стены вернулся первый из 18 Даниловских колоколов, вынужденно покинувших монастырскую колокольню в 1930-е годы.

Напомню читателю некоторые трагические страницы из истории обители. Вскоре после прихода к власти большевиков монастырь был закрыт. На его территории была организована колония для несовершеннолетних правонарушителей. В 1937 году почти все насельники монастыря были расстреляны, знаменитый Даниловский некрополь разрушен. В 1939 до уровня сводов храма Симеона Столпника была снесена колокольня.

В те страшные и кровавые времена атеисты разрушали многие монастыри, колокола переплавляли или вырывали им языки. Могли кануть в историю и Даниловские колокола, но от верной гибели их спас научный сотрудник Гарвардского университета, американский археолог Томас Виттемор. Он предложил американскому предпринимателю Чарльзу Ричарду Крейну выкупить эти колокола у советского правительства и увезти их за океан. Тот так и сделал: приобрел Даниловские колокола (они были проданы на вес по цене бронзы – Ред.) и передал их в дар Гарварду. Летом 1930 года все 18 Даниловских колоколов были демонтированы и отправлены в Америку, где в стенах университета они на долгие 77 лет обрели свой второй дом.

В постсоветское время, когда Россия частично скинула с себя большевистское ярмо, появилась возможность вернуть колокола в обитель. Но принципиально важным условием проекта по возвращению Даниловских колоколов должен был стать обмен: необходимо было создать для Гарварда новые колокола – копии аутентичных Даниловских.


В феврале 2004 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II обратился к народу с просьбой помочь реализовать этот сложный проект. И по Божиему Промыслу этот обмен состоялся. Все расходы по изготовлению новых колоколов взял на себя предприниматель Виктор Вексельберг и его культурно-исторический фонд «Связь времен».

В начале сентября 2007 года первый колокол вернулся в родную обитель, а через год оставшиеся 17 колоколов были привезены из Гарварда и заняли свое исконное место на колокольне Данилова монастыря.

Тему возвращения колоколов из Гарварда в Данилову обитель и связь с американским университетом я решил обсудить с главным звонарем Данилова монастыря, руководителем Колокольного центра «Даниловский» иеродиаконом Романом (Огрызковым). Но застать его было не так уж просто: кроме исполнения обычных монашеских послушаний в эти дни  он плотно общался со студентами Гарвардского университета, специально приехавшими в Москву изучать искусство колокольного звона. Все же отцу Роману удалось выкроить немного времени для беседы:   

– Отец Роман, давайте мысленно перенесемся на 10 лет назад и вспомним, как происходило возвращение первого колокола.

–  Давайте. Летом 2007 года Святейший Патриарх Алексий освятил копии колоколов, изготовленных в Воронеже на заводе «Вера», и они отправились за океан – в Гарвард. А через пару месяцев, в начале сентября, к нам вернулся первый из 18 Даниловских колоколов. Это – двухтонный колокол размером полтора на полтора метра. В Гарварде он висел отдельно от остальных колоколов – на башне Бизнес-школы.

Помню, как мы получали этот колокол на таможне, как везли его в монастырь. Это было что-то невероятное, фантастическое. Реальный, осязаемый плод большой работы. Притом, что до самого последнего момента у нас не было уверенности, что обмен колоколами состоится.

По случаю прибытия первого колокола в Даниловом монастыре была организована торжественная церемония, в которой принимали участие все лица, вовлеченные в проект по возвращению колоколов: Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий, министр культуры Александр Соколов, представители администрации Президента и Таможенной службы России, которая многое сделала, чтобы в короткие сроки оформить прибывшую реликвию, тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков, председатель попечительского совета Фонда «Связь времен» Виктор Вексельберг с партнерами. Присутствовали также посол США в России Уильям Бёрнс, кураторы Лоуэлл Хаус, –  места, где находились Даниловские колокола, – профессор Гарвардского университета Диана Эк и Дороти Остин, представитель Гарвардского университета Льюис Кампус…

– Вы упомянули, что были сомнения в том, что обмен колоколами состоится. Почему?

– Думаю, Ваш вопрос стоило бы сформулировать иначе: почему Гарвард вообще согласился вернуть нам колокола? Ведь университет получил их на вполне законных основаниях. Он практически спас наши колокола от гибели, и мы благодарны за это Чарльзу Крейну и университету. Колокола за эти годы стали частью студенческой жизни, и Гарвард не хотел с ними расставаться. Вопрос передачи, обмена наших колоколов на копии в течение ряда лет решался на уровне президента и руководства университета. Все участники этого проекта понимали, насколько неопределенной была ситуация. Поэтому у российской стороны не было никаких оснований предполагать, что нам пойдут навстречу, что вообще согласятся разговаривать на эту тему.

И все же чудо свершилось. Во многом благодаря доброй воле замечательных людей, в частности, представителей Гарварда Дианы Эк и Дороти Остин. Они – люди очень религиозные. Благодаря их доброте, пониманию нашего желания вернуть святыню в родные монастырские стены, это чудо и произошло. Мы всегда их вспоминаем, когда говорим об этом событии.  

– А можно как-то сравнить наши родные Даниловские колокола с копиями, изготовленными в Воронеже для Гарварда?

– Наш набор исторически более пестрый. Даниловские колокола отливались в разное время разными мастерами. Они отличаются по качеству, а потому и звучат довольно пестро. Чтобы владеть этим набором колоколов, требуется особая подготовка. А набор, изготовленный для Гарварда, имеет яркие звуки, эти колокола очень хорошо подобраны друг к другу и создают определенную гармонию при проигрывании. Колокола-копии более слаженные, можно сказать, более ровные по красоте звука…

Но нам дороги наши, Даниловские, колокола. Они – свидетели многовековой истории нашей обители… Хотя, признаюсь, первое время, когда в них звонил, я явственно воспринимал их как голос башни общежития Лоуэлл Хаус.

Помню, как трогательно прощались с колоколами нынешние и бывшие студенты Гарварда. На церемонию прощания приехали совсем древние дедушки, члены Общества русских звонарей, те, кто звонили в эти колокола еще в 40-50-е годы прошлого века. Некоторые не могли сдержать слез. Так же сильно были растроганы представители Гарварда, когда здесь, в Москве, увидели, как народ встречает Даниловские колокола. Они потом признались мне, что, увидев эту незабываемую картину, поняли, что поступили правильно.

– А когда в Гарварде появилось Общество русских звонарей Лоуэлл Хаус?

– В конце Второй мировой войны – в 1944-45 годах. Некоторые студенты и преподаватели университета решили изучать традиции и организовали этот клуб. Они изучали историю русских звонов, историю колоколов, пытались самостоятельно освоить русские звоны и для этого приглашали священников из эмигрантской среды. Хотя, конечно, во многом их звоны выглядели как мелодии светских мотивов, а не как ритмический церковный звон. Кстати, один из звонов был связан с окончанием войны: при известии о капитуляции Германии один из студентов поднялся на колокольню  и сделал символические 100 ударов в Большой колокол.

Зато благодаря увлеченности членов этого клуба, наши колокола всё это время жили активной жизнью. Их не заперли на замок где-то в подвале, – они были всем доступны, в них регулярно звонили, о них писали… В начале 90-х годов на сайте Лоуэлл Хаус появилась даже интерактивная клавиатура – изображение колокольчиков с нотами. При нажатии на картинки можно было услышать настоящий звук того или иного колокола.


– Отец Роман, а как получилось, что Гарвардские студенты стали приезжать в Данилов монастырь учиться колокольному звону?

– Первая группа студентов приехала к нам в 2004 году. Эти ребята хотели как можно больше узнать о русских колоколах и традициях русского звона. Мы постарались рассказать и показать им, какое место занимает колокол в церковном богослужении. Вместе с ними мы посетили разные монастыри и храмы, ребята поднимались на колокольни, участвовали в звонах. Эта поездка, как я потом услышал из студенческих рассказов, их просто потрясла. Ребята получили больше, чем ожидали.

После первой поездки было принято решение устраивать подобные курсы для студентов Гарварда регулярно. Три последующие года ушли на переговоры по обмену колоколами, и вторую группу американских студентов мы принимали в 2007 году. Для них был даже разработан специальный мастер-класс по колокольным звонам, а по окончании курса все студенты получили сертификаты. Потом, уже после возвращения колоколов, в 2010 году, я снова съездил в Гарвард и на колоколах-копиях показал членам клуба, как в них звонить.

Сейчас у нас сложилась определенная схема обучения: один год я еду в Гарвард, на следующий –  мы принимаем их у себя в Даниловом монастыре. В этом году у нас гостит уже шестая группа любителей колокольного звона.

– А за чей счет они приезжают?

– Частично ребята используют собственные сбережения, но в основном – за счет Гарварда. Для этого в университете существует специальный фонд из пожертвований спонсоров – выпускников Гарварда. В частности, это те экс-члены Общества русских звонарей, которые когда-то сами звонили в наши колокола. Теперь они выделяют средства, чтобы новые студенты Гарварда, интересующиеся русским звоном, имели возможность приехать в Россию.

Эти поездки им действительно многое дают, студенты развивают свой кругозор, получают теоретические и практические знания по русскому звону. Я знаю студента, который после поездки в Россию самостоятельно освоил курсы литья и теперь может лить сувенирные колокольчики. Другой студент написал книгу о возвращении Даниловских колоколов в Россию. А еще один после такой поездки серьезно заинтересовался Православием…

– Отец Роман, студенты, которые приезжают в Данилов монастырь учиться русскому звону, они – верующие? И насколько важно их приобщение к вере? Ведь церковный звон – это тоже молитва…

– Мы не ставим себе задачу побудить этих ребят молиться – мы просто обучаем их русскому звону.  Для них это скорее культурный интерес, нежели религиозный. У каждого из них своя вера. Среди тех, кто к нам приезжает, есть иудеи, протестанты, католики… и даже атеисты. Их влечет интерес и любовь к колоколам и русскому звону. Когда наши звонари спрашивали гарвардских студентов, что их привело на колокольню Лоуэлл Хаус, они, подумав, отвечали так: «Мы услышали звук колокола, он нас позвал, и мы решили, что будем звонить». В России колокол зовет в церковь, в Гарварде колокол зовет человека к самому себе, чтобы человек мог узнать нечто большее о России.

Приезжающие студенты с большим уважением и любовью относятся к нашим колоколам и искусству русского звона. Они очень тщательно фиксируют всё, что получают в процессе этих поездок. И это очень приятно. Особенно ценно, что к нам действительно едут те ребята, которым интересно подняться на колокольню, ударить в колокола и узнать что-то об истории России, Церкви, Православии.

– Понятно, что здесь, в Даниловом монастыре, американских студентов колокольному звону обучаете Вы, отец Роман. А как они изучают звоны в Гарварде?

– В гарвардском Обществе русских звонарей существует определенная преемственность. Есть старшие звонари, которые направляют деятельность этого клуба, они ведут записи, передают свой опыт младшим студентам, обучают конкретным звонам. Когда я приезжаю в Гарвард, то вижу, сколь многому они научились за год. Я им что-то подсказываю, поправляю, обучаю их… Потом они приезжают учиться к нам и получают еще больший заряд энтузиазма, знаний и практики. Так потихоньку и растут…

Если первые группы американских студентов были рады научиться хоть чему-нибудь, хоть каким-то звонам, то нынешние ребята шестой группы умеют неплохо исполнять довольно сложные звоны, такие, как Ростовский звон или звон Новодевичьего монастыря. Они настолько хорошо звонят, что могут участвовать в настоящих колокольных звонах. Поэтому мы даже предлагаем им участвовать в наших фестивалях колокольного звона.

Помимо звонов у них есть обширная экскурсионная программа. В этом году студенты из Гарварда вместе со мной посетили Суздаль и Владимир. А без меня ребятам удалось добраться  даже до Пскова, до Печерского монастыря, где на празднике Успения Пресвятой Богородицы они участвовали в монастырских звонах. Признаюсь, мне даже немного завидно, потому что я сам там никогда в звонах не участвовал. А им такая честь выпала… Впрочем они ее достойны. На мой взгляд, они хорошо подготовлены и стремились к этому.


–  Отец Роман, расскажите еще о гарвардском Обществе русских звонарей. Кто им руководит?

–  Сегодня это группа энтузиастов из студентов, аспирантов и сотрудников Лоуэл Хаус – человек семь-восемь. Старший из них Джефри Дуранд, молодой человек, уже окончивший Гарвард. Он родом из Франции, его прадедушка – русский эмигрант. Джефри всерьез интересуется русскими звонами. По воскресеньям ребята звонят в колокола полчаса в обеденное время, хотя есть и другие традиционные поводы для звона. Чтобы быть принятым в Общество звонарей, нужно немалое время еженедельно участвовать в звонах и подать петицию о вступлении в Общество. Форма ее может быть самой разной, но главное – признание в своей приверженности Обществу и его принципам. При вступлении новому звонарю торжественно вручается ключ от колокольни Лоуэлл Хаус, он получает неограниченный доступ к колоколам. Впоследствии из активных членов Общества выбирается президент. Он-то и занимается организацией звона и репетиций, контактами с даниловскими звонарями. Также он организовывает приезд очередной группы студентов в Россию.

– А что представляет собой Лоуэлл Хаус?

– Лоуэлл Хаус – это одно из двенадцати студенческих общежитий, расположенных в южной части Гарвардского кампуса между университетом и рекой Чарльз. Оно названо так в честь создателя системы студенческих домов, президента Гарварда Эббота Лоуэлла. Само задание построено в форме каре. Здание венчает большая башня на манер знаменитого Индепенденс-холла в Филадельфии (здание Независимости, известное по изображению на 100-долларовых купюрах). Башня Лоуэлл Хаус выше нашей колокольни, она около 60 метров высотой. На ней находились 17 Даниловских колоколов. Один, тот, который вернулся к нам первым, висел отдельно – в здании Гравардской Бизнес-школы.

– И что, любой человек может подняться на колокольню и позвонить в колокола?

– Звоны организуют студенты-члены Общества. Они либо устраивают получасовой концерт, либо проводят репетицию. Бывают и торжественные мероприятия, типа выпускного или 11 сентября… Но в принципе любой желающий может подняться на колокольню и позвонить.

– Отец Роман, а как в Гарварде реагируют, когда видят Вас, монаха в черной одежде?

– В Гарвардском университете можно увидеть людей в самых разных одеяниях… Хотя, конечно, монах в черной рясе – явление довольно необычное для Гарварда. Я часто вижу в глазах тамошних студентов озадаченность при встрече со мной. Поначалу они удивляются, потом, в процессе общения, всё встает на свои места.

– Простите, если мой вопрос покажется Вам не совсем корректным. И всё же – кто лучше звонит: студенты из Гарварда или наши соотечественники?

– Мы уже не первый год обучаем наших соотечественников русскому колокольному звону и результат варьируется от удовлетворительного до блестящего… Но я могу также высоко оценить американских студентов. В Гарвард попадают люди очень талантливые и очень трудолюбивые. Они всё схватывают на лету: и теорию и практические навыки. Что-то им удается  сразу, что-то – не сразу… Но они упорные и работать с ними очень интересно.

– Понимаю… И тогда последние два вопроса. Когда в этом году планируется фестиваль колокольного звона? И начался ли набор на курсы колокольного звона?

– Фестиваль колокольного звона в Даниловом монастыре в этом году пройдет 24 сентября. Мы ждем многих прекрасных звонарей из разных мест. Нас даже посетят звонари из Новой Англии – это регион на северо-востоке США. Я познакомился с ними, когда был в Бостоне. К нам приедет  женщина-звонарь, которая звонит в Англиканской церкви. Там совсем иная система звона, основанная на вращении колоколов. Она хочет познакомиться с русскими звонами.

Что касается курсов, то у нас уже активно идет новый набор. Кто-то в этом году будет делать первые шаги в постижении колокольного звона, а кто-то будет осваивать колокольный звон в более полном формате. В прошлом сентябре мы набрали около 40 человек, в этом году, наверное, будет меньше учащихся. Но шанс услышать и узнать голоса Даниловских колоколов есть у каждого.

Беседовал Петр Селинов   

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Архимандрит Иннокентий (Руденко)
Спасо-Преображенский Валаамский монастырь
Игумения Викторина (Перминова)
Архимандрит Ианнуарий (Недачин)
Митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил