К истории храма преподобного Сергия Радонежского в Московском Новоспасском монастыре

Епископ Воскресенский Савва, А. Е. Виденеева

Продолжаем публикацию работ епископа Воскресенского Саввы (Михеева), доктора церковной истории, викария Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, наместника Новоспасского ставропигиального монастыря Москвы, и кандидата исторических наук А.Е. Виденеевой, посвященных изучению наследия Новоспасской обители. В статье рассматриваются основные эпизоды истории храма преподобного Сергия Радонежского со времени его устроения в здании монастырской колокольни в конце XVIII века до наших дней.

В системе храмов Новоспасского монастыря церковь преподобного Сергия Радонежского является храмом второго или даже третьего плана, но это не умаляет ее достоинств, тем более что у нее не совсем обычное место расположения и совсем не простая история.

До сих пор нет полной определенности относительно того, когда именно в монастыре появился церковный престол в честь преподобного Сергия. Источники подтверждают, что в середине XVIII века он уже существовал; известно, что в марте 1747 года в монастыре случился пожар, от которого пострадали настоятельские кельи и сгорела крыша Сергиевского храма.

Новый отсчет в истории этой церкви начинается в настоятельство архимандрита Мисаила (Чирского) (с 1749 по 1764 год). По его инициативе в монастыре началось возведение большой колокольни, закладка которой состоялась в июне 1759 года. Уже тогда было решено, что храм преподобного Сергия разместится в здании колокольни, во втором ярусе, над Святыми вратами. По заверению настоятеля: «по приличеству и по пространству места, для украшения обители, на оном нижнем апартаменте [этаже] имеет быть церковь во имя преп. Серия Радонежскаго Чудотворца»[9, с. 36–37].

19 января 1760 года архимандрит Мисаил обратился в Московскую Синодальную контору с прошением разрешить разборку старой Сергиевской церкви и использование ее кирпича на сооружение колокольни.

Однако в те годы удалось возвести только два яруса: нижний арочный проезд – Святые врата, и второй этаж, тот самый, где должна была разместиться церковь; после чего строительство на долгие годы было заморожено. Оно возобновилось в 1782 году, когда по настоятельному ходатайству архимандрита Иоасафа (Маслова) (настоятеля в 1779–1785 годах) из государственной казны на завершение колокольни монастырю было выделено 20 000 руб. [10, с. 449–451].

Устройство Сергиевской церкви производилось на частные пожертвования, необходимые средства выделила состоятельная московская купчиха Наталья Бабкина [8, л. 135].

В 1787 году, 27 сентября, архимандрит Павел (Пономарев) (годы настоятельства 1786–1794) подал в Московскую контору Синода донесение о том, что храм готов к освящению: «А ныне и церковь под оною колокольнею во имя преподобнаго Сергия Чудотворца… усердным подаянием христолюбивых вкладчиков иконостасом и иконами, как по преданиям нашей святой апостольской церкви надлежит, сооружена, также и церковною утварью и прочими потребностями к освящению совсем изготовлена. Того ради… прошу оную сооруженную церковь во имя преподобнаго Сергия благословить освятить» [5, л. 26–26 об.; 10, с. 449, 451].

Разрешение освятить храм было дано 17 ноября 1787 года. Освящение состоялось 14 декабря 1787 года; оно стало для монастыря настоящим праздником, на который собралось множество людей, были приглашены почетные гости. По признанию очевидца этого события, монаха Моисея, «церковь Сергия Чудотворца освящена того ж декабря 14 дня, во вторник, отцом архимандритом Павлом с братиею. На освящении были славные благородные особы, как то генерал [ан]шеф князь Александр Михайлович Голицын и прочих чиновных гостей премножество» [5, л. 29, 31 об.].

Храм преподобного Сергия Радонежского освятил новоспасский архимандрит Павел (Пономарев), который впоследствии, на рубеже XVIII–XIX веков (1799–1806), в сане архиепископа возглавлял Ярославскую епархию.

Новая колокольня Новоспасского монастыря, существующая в едином комплексе с храмом преподобного Сергия Радонежского, стала одной из самых высоких и массивных в Москве – «огромнейшая, красивейшая и самая прочная», как говорили о ней в XIX веке. Действительно, ее отличают и значительная высота – около 80 метров, и необычайная монументальность.

Сергиевская церковь в своем изначальном виде просуществовала недолго, всего 15 лет. Новый этап ее истории открывается в сентябре 1812 года, при весьма драматичных обстоятельствах. Москва занята французскими войсками и охвачена пожаром. Горел и Новоспасский монастырь. Особенно большой урон был нанесен колокольне и находящейся в ней церкви. Сгорели колокольные балки, и два самых тяжелых колокола – большой и полиелейный, обрушившись, разбили церковный свод, а остальное довершил пожар.

Сохранилось уникальное свидетельство очевидца этих разрушений. Новоспасский ризничий иеромонах Адриан, отправленный с обозом монастырских ценностей в Вологду, в своих записках описал встречу в пути, в Ярославле, с престарелым послушником Московского Покровского монастыря. Тот покидал Москву во время пожара и собственными глазами видел горящий город. Старик-послушник: «на вопрос о нашем монастыре, ответил, и ваш Новоспасской монастырь горит же; из колокольни-то, родные, полымье во все окны так и лижет, страх и глядеть-то; где ни шел, везде горит. …После ево пришедшие другие уверяли нас, что монастырь наш выгорел, и колокольня стоит внутренностию пуста, а упавшие колокола разбились, что же от пожара целого осталось, обстоятельно пересказать никто не мог» [7, л. 5 об.–6].

Убытки подсчитали потом. В числе сгоревших, точнее – выгоревших числилась и Сергиевская церковь. Для ее восстановления потребовалось несколько лет: в 1816 году отремонтировали своды, через три года оштукатурили стены, в 1820-м установили иконостас [4, л. 7; 1, с. 50].

И вновь, как и изначально, храм украшался на деньги московских купцов – «усердным подаянием христолюбивых вкладчиков». Одним их самых щедрых и деятельных благотворителей Сергиевского храма той поры являлся московский купец Иларион Вавилович Вавилов. Документально подтверждено, что именно он оплачивал работы по золочению иконостаса и росписи храма, самолично заключая контракты с мастерами. Так, в октябре 1821 года он подписал договор с позолотчиком Николаем Гавриловичем Константиновым на позолоту иконостаса «лучшим червонным золотом, …лучшею работою». Резные детали – золотились; гладкие места, служившие фоном, окрашивались и покрывались лаком. Стоимость работ оценивалась в 3500 рублей [6, л. 23].

Роспись храма обошлась И.В. Вавилову в 2500 рублей, заказ был доверен московскому живописцу Мемнону Аникеевичу Скороспелову (1767–1843). Он же написал большинство церковных икон.

Договор на роспись храма заключили в октябре 1821 года, с условием завершения всей работы к середине июля 1822 года. Интересно, что в контракте указывались сюжеты отдельных изображений, которые должны были украсить церковное пространство. Так, в куполе помещалось изображение Бога Отца, ниже – четырех Евангелистов. На стенах храма присутствовали две сцены из жития преподобного Сергия: благословение московского князя Димитрия на Куликовскую битву и отказ Преподобного занять всероссийский митрополичий престол. Более детально была задана роспись алтаря. В куполе, над престолом, помещалось изображение Бога Отца, над жертвенником – сцена жертвоприношения Авраама. На восточной стене, над окном, изображено Моление о чаше Иисуса Христа. На стенах алтаря – сюжеты евангельской истории: Снятие с Креста и Положение во гроб. Живописные изображения, написанные масляными красками, сопровождались надписями, текст которых также был оговорен в контракте [6, л. 24–24 об.].

Сергиевский храм был освящен в 1825 году, о чем свидетельствует антиминс, освященный и подписанный митрополитом Московским и Коломенским Филаретом (Дроздовым) 30 апреля 1825 года [8, л. 135].

На протяжении XIX века храм преподобного Сергия неоднократно поновлялся. Довольно значительные и дорогостоящие ремонтно-восстановительные работы в нем были произведены в последние годы позапрошлого столетия. Необходимые средства – 20 000 рублей выделил потомственный почетный гражданин, московский купец Сергей Федорович Стриженов [2, с. 74].

Новое освящение церкви преподобного Сергия, после ее возобновления, произошло 27 мая 1901 года. Высокое качество реставрации храма было по достоинству оценено современниками. Так, «Московские церковные ведомости» отмечали: «Внутренность церкви поражает изяществом и богатством отделки, а также обилием света. Обращает на себя внимание своими высокими качествами настенное письмо, исполненное в 1821 году мастером Мемноном Скороспеловым и в настоящее время возобновленное» [3, с. 289–290].

Сергиевский храм был закрыт в 1918 году, с упразднением обители. В 1990 году Новоспасский монастырь вновь становится действующим. Ныне, спустя четверть века, обитель полностью преобразилась, став одним из самых значительных столичных монастырей, крупным духовно-просветительским центром.

В конце 2016 года в монастыре развернулся большой реставрационный проект по восстановлению колокольни, в рамках которого предусматривается возрождение храма преподобного Сергия Радонежского.

 

Библиография

1. Дмитриев И.Д. Московский первоклассный Новоспасский ставропигиальный монастырь в его прошлом и настоящем. Историко-археологический очерк [Текст] / И.Д. Дмитриев // – М., 1909.

2. Круглик А. История Московского Новоспасского монастыря. Дисс. … канд. богословия [Текст] / А. Круглик. МДА. – Сергиев-Посад, 1999.

3. Московские церковные ведомости. – 1901. № 23.

4. РГАДА. Ф. 1183. Оп. 1/1813. Д. 26.

5. РГАДА. Ф. 1197. Оп. 1. Д. 1046.

6. РГАДА. Ф. 1197. Оп. 1. Д. 1184.

7. РГАДА. Ф. 1197. Оп. 2. Д. 54.

8. РГАДА. Ф. 1197. Оп. 2. Д. 287.

9. Скворцов Н.А. Материалы по Москве и Московской епархии за XVIII век [Текст] / Н.А. Скворцов. Вып. 1. – М., 1911.

10. Скворцов Н.А. Материалы по Москве и Московской епархии за XVIII век. [Текст] / Н.А. Скворцов. Вып. 2. – М., 1914.

Источник: Епископ Воскресенский Савва (Михеев), А. Е. Виденеева. К истории храма прп. Сергия Радонежского Московского Новоспасского монастыря // Вопросы отечественной и зарубежной истории, политологии, социологии, теологии, образования: материалы конференции «Чтения Ушинского». Ярославль, 2017. С. 58–63.