Исповеднический подвиг преподобного старца Гавриила (Ургебадзе)

Митрополит Чиатурский и Сачхерский Даниил

Доклад митрополита Чиатурского и Сачхерского Даниила (Грузинская Православная Церковь)    на ХХVI Международных Рождественских образовательных чтениях. Направление «Древние монашеские традиции в условиях современности» (Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь Москвы, 25–26 января 2018 года)

Жизнь преподобного отца Гавриила была непрерывной и бескомпромиссной борьбой против страстей мира сего. Его жизнь стала примером того, что значит: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим…  (Лк. 10:27).

Васико, или Василий (имя отца Гавриила в миру), с ранних лет был избранным ребенком. В то время как его сверстники играли во дворе, он садился поодаль и наблюдал за их развлечением. У него с детства было переживание существующих в мире тайных связей и соприкосновение с ними. Его мир развлечений был иного рода:  например, в возрасте трех лет он ходил во дворе с поднятой вверх палкой, на которую садились птицы.  Семилетний Васико услышал однажды, как один сосед говорит другому: «Ты распял меня, как Христа». На вопрос ребенка, кто этот распятый Христос, соседи посоветовали ему обратиться к сторожу расположенной невдалеке церкви святой Варвары. Церковный сторож воздержался от объяснений, Кто же был Христос (шел 1936 год,  начиналась новая волна репрессий), но открыл двери храма и показал Распятие Спасителя. Он же сказал, что есть книга, в которой описана история Христа.

С этого дня Васико начал копить деньги на приобретение жизнеописания Христа. После того как ему удалось накопить 70 рублей, он отправился на рынок и стал искать книгу. Нужной книги ни у кого не было, да и от разговоров о ней многие воздерживались. Уходя с рынка, Васико увидел седобородого старца в белых одеяниях, который держал в руках Новый Завет. Выяснилось, что книга стоит 70 рублей, ровно столько, сколько было денег у маленького Васико. Спустя несколько минут мальчик захотел пообщаться со старцем, вернулся на рынок, но не нашел его, и, как оказалось, никто старика и не видел…

В школе Васико отличался ясным умом и прилежностью, но уже во втором классе, после приобретения Нового Завета, он так увлекся чтением Евангелия, что постепенно потерял интерес к учебе и по окончании шестого класса прекратил посещение школы.

Мама, конечно же, не могла смириться с этим и требовала от сына вернуться в школу, дело нередко доходило до побоев мальчика. Во время одного из самых яростных скандалов она бросила Евангелие в выгребную яму. Васико достал Евангелие, очистил, долго-долго плакал, прижав к груди книгу, и в тот же день сбежал из дома.

В первую очередь он стал наведываться в монастыри, но так как несовершеннолетним запрещалось более чем трехдневное пребывание в них, Васико вынужден был фактически скитаться из монастыря в монастырь. Он не вернулся домой  до тех пор, пока не получил от матери обещания  не вмешиваться в его духовную жизнь.

И в дальнейшем он был тесно связан с  монашествующими. Особенно привязался Васико к Бетанийскому монастырю, где в то время подвизались два монаха – отцы Иоанн и Георгий. Отец Георгий (в великой схиме Иоанн) стал его духовным наставником. Незадолго до канонизации отца Гавриила Грузинская Православная Церковь причислила к лику святых обоих Бетанийских старцев.

Во время службы в армии Василий умудрялся поститься средами и пятницами, причащался  в храме, расположенном недалеко от военной части.

После возвращения из армии Василий во дворе своего дома построил домик из четырех комнат, стараясь сделать его похожим на храм. Он не терпел небрежного отношения к святым иконам, и, ходя по мусорным свалкам, собирал и приносил домой выброшенные иконы, вставлял их в рамки, которые сам же и мастерил. Стены построенного Василием «храма» были увешаны спасенными им иконами.

Литургию Василий посещал в Сионском Кафедральном соборе, где на него обратил внимание Католикос-Патриарх Мелхиседек III и назначил его сторожем собора. Вскоре он стал чтецом в храме и начал готовиться к монашескому постригу. По благословению Католикоса-Патриарха Кутаисский епископ Гавриил рукоположил Василия в диаконы. Он же 23 февраля 1955 года совершил постриг с именем Гавриил в честь хранителя Иверской иконы Пресвятой Богородицы, монаха  Иверского Святогорского монастыря Гавриила, 27 же февраля рукоположил в иеромонахи. Преследованию отец Гавриил был подвержен и в Церкви, потому что он не терпел фарисейства и холодности, вследствие чего ему часто приходилось переходить из епархии в епархию и из храма в храм.

Первого мая 1965 года, в Светлую субботу, перед зданием правительства отец Гавриил поджег огромный портрет Ленина. После нескольких месяцев пыток в застенках ему заменили смертный приговор принудительным психиатрическим лечением, объявив его психически больным. Теперь его мучения продолжились в психиатрической лечебнице. Старец Гавриил достойно претерпевал физические и духовные страдания, чем заслужил большое уважение сначала в тюрьме, потом и в лечебнице.

После освобождения отец Гавриил с большим усердием продолжил проповедь слова Божия и публичное осуждение гонителей Церкви. После тюремного заключения и психиатрического лечения окончательно проявилось его юродство. Проповедь исповедника принимала разнообразный вид и форму, чтобы пробудить в людях угасающую веру. Будь то в церквах или в местах собрания народа, он, подобно библейским пророкам, возносил плач  о неверии народа, холодности и отдалении от святых церквей; иногда песней с плясками возвеличивал Господа. Сердобольно рыдал, видя отягченных жизнью людей, и бурно и искренне радовался, встретив благочестивых; гневно обличал не кающихся  грешников и своими поступками возвращал радость жизни удрученным.

Отец Гавриил много путешествовал по всей Грузии и везде оставлял свой светлый след – после знакомства с ним люди возвращались в лоно Церкви, становились на путь служения Богу.

С 1987 года старец Гавриил поселился во Мцхете, в женском монастыре Самтавро, именно в том месте, где в IV веке жила равноапостольная Нина. В конце 80-х годов, по благословению Католикоса-Патриарха Илии II, я был служащим священником в Самтавро и имел счастье частого общения с отцом Гавриилом. В эти годы к монахиням преклонного возраста стало прибавляться молодое поколение желающих принять постриг. В монастырь Самтавро на воскресные и праздничные службы стали стекаться прихожане. По благословению Католикоса-Патриарха с 1989 года прихожане Сиони и Самтавро начали проводить Крестное шествие по следам равноапостольной Нины, начиная с Джавахети, и от Мцхеты дальше по всей Грузии.

Проявлением большой мудрости Святейшего Патриарха было прикрепление к монастырю старца Гавриила, благодаря которому Святейший выпестовал вновь пришедшую молодую поросль – большая часть из них сегодня являются архиереями, игуменами и игумениями, священниками, монахами и монахинями.

Итак, подвергнутое истязаниям и мучениям, истощенное строгим аскетическим подвигом, тело отца Гавриила не раз было на грани жизни и смерти. С медицинской точки зрения, его кончина была каждый раз неизбежна, но, подобно воскрешению из мертвых, чудесным образом наступало его исцеление. Перед нашими очами происходило преображение отца Гавриила, который с присущей ему энергией продолжал служение Богу и ближним.

Все с этим явлением настолько свыклись, что, когда действительно настало время его преставления, люди ждали воскрешения и не верили в возможность его смерти.

Старец Гавриил преставился 2 ноября 1995 года и был погребен во дворе монастыря Самтавро.

Его могила стала местом поклонения множества паломников. Тысячи, стар  и млад, получали исцеление по молитвам над его могилой. Фотографии отца Гавриила можно было увидеть в каждой семье в Грузии, в учреждениях и даже в общественном транспорте.

Основываясь на множестве чудес по молитвам к старцу и всенародной любви к нему, Синод Грузинской Православной Церкви причислил его к лику святых и нарек исповедником и юродивым.

Днем памяти святого было установлено 2 ноября. 22 же февраля 2014 года произошло обретение святых мощей отца Гавриила. Для всеобщего поклонения мощи были вначале перенесены в кафедральный собор Светицховели, а позже – в тбилисский кафедральный Троицкий собор. В течение трех месяцев круглосуточно, и днем, и ночью не прекращался поток паломников, жаждущих поклониться мощам святого, и в связи с этим, со дня обретения мощей вплоть до их возвращения в монастырь,  с целью охраны порядка были задействованы полиция и военные. Иконы отца Гавриила стали расходиться как в России, так и в других Поместных Церквях; многие из них стали мироточить.

По просьбе афонских монахов были написаны и посланы на Святую Гору иконы преподобного Гавриила.

Из верности и любви к Господу святой юродивый Гавриил претерпел много духовных и физических страданий. Господь даровал своему верному исповеднику множество духовных даров, в первую очередь – видение внутреннего мира людей. Когда святой видел внутреннее переживание и боль, он наполнялся состраданием и утешал страждущих; хладнокровных и равнодушных к Богу и ближним обличал и строго отчитывал. Неожиданно быстро менялось его настроение, трудно было понять – радовался или сердился святой, или это происходило, чтобы смирять нас. В течение одной минуты он мог ласкать пришедших к нему, и через мгновение ругать. Находясь с ним, мы всегда были напряжены, но уходя от него, чувствовали духовное возрождение и переживали укрепление в вере. Рядом с ним мы соприкасались с Богом, и поэтому старались подольше оставаться со старцем.

Отец Гавриил никогда и никому (даже незнакомым) не отказывал в общении, с раннего утра и до ночи он был в окружении народа, иногда проповедовал, иногда шутил, отчитывал, гневался, то плясал, пел, иногда плакал. С пришедшими к нему он бескорыстно делился духовными силами, целиком жертвуя собой. Все это старец делал для утепления наших сердец, для укрепления нашей веры. Ночью он почти не спал.

Одна монахиня вспоминает:  «До пострига, в течение Великого поста, я четыре субботы и воскресенья, в то время, когда все монахини расходились по кельям, оставалась в молельне одна и проводила всю ночь в молитвах. В монастыре наступала такая зловещая тишина, что малейший шорох мне казался шумом, меня охватывал жуткий страх, и я предавалась усиленной молитве. В это время отец Гавриил с шумом выходил из своей келии, громко шагая по лестнице, ругая и отчитывая кого-то. Войдя в молельню, он спрашивал:

– Ты здесь, ты молишься, боишься?

 – Я здесь, – отвечала я ему.

 – Не бойся, я с тобой, молись, – успокаивал он меня.

С таким же шумом он спускался по лестнице и до рассвета ходил по двору монастыря и всё как бы с кем-то ругался и боролся. При пробуждении монахинь отец Гавриил уходил на покой в свою келию. Это продолжалось на протяжении нескольких Великих постов. Меня поражало, освобождало от страха и успокаивало то, что он чувствовал мои душевные переживания и заботливо поддерживал меня в брани».

Бывали случаи, когда до начала полунощницы он вдруг начинал бить тревогу, ставил на ноги весь монастырь, кричал: «Не время для сна; люди живут в неверии, их ждут беды и испытания, и мы должны возвышать молитвы о них пред Богом!» Редко, но бывали дни, когда во время бушевания его пламенность вдруг утихала, и он всем своим существом отдавался Господу. В такое время он прекращал общение с людьми и уходил в затвор. Старец Гавриил отличался глубоким покаянием. Однажды поздно ночью мне привелось зайти в церковь и я увидел его стоящим на коленях перед чудотворной Иверской иконой Богородицы. Отец Гавриил с плачем просил у Господа покаяния и трижды так ударился об пол головой, что закачались висящие перед иконой лампады.

Коммунистический режим стал прообразом гонений Церкви во время пришествия Антихриста, о которых говорится в пророчествах. Жизнь отца  Гавриила стала учением о том, как христианину возможно не только вынести беспощадную жестокость последних времен, но и всем своим существом ощутить ликование, радость духовной свободы и триумфальной победы над злом мира сего. Отец Гавриил является образом праздника, праздника, который никогда не заканчивается. Благодаря полному отрицанию собственного бытия он одерживал победы над видимым и невидимым врагом. Этим он и в нас вселял непоколебимую веру, что и в мире сем мы можем достичь блаженства полным отречением своей воли, служа Богу и ближним. Веру в воскрешение духовной жизни Церкви и торжество Православия.

Преподобный отец Гавриил говорил, что антихристову печать не примет тот христианин, у которого будет истинная любовь к ближнему. Стяжание же любви возможно лишь близостью с Богом, ибо Бог и есть Любовь.

Материалы по теме

Публикации

Участники XXVI Международных Рождественских образовательных чтений
Участники XXVI Международных Рождественских образовательных чтений
Участники XXVI Международных Рождественских образовательных чтений
Участники XXVI Международных Рождественских образовательных чтений
Участники XXVI Международных Рождественских образовательных чтений
Участники XXVI Международных Рождественских образовательных чтений

Доклады