Воронежский Синай, или пещерная обитель

Костомаровский Спасский женский монастырь

Палящее солнце, сухая трава, редкий низкорослый кустарник… Захватывающее  сочетание небесной сини с ослепительной белизной меловых склонов, великолепное в своей предельной простоте. Путники, медленно поднимающиеся по избитой тропинке к кресту, установленному на вершине холма… Такое ощущение, что ты перенесся во времени назад, в библейские века.

Нет, мы не в Египте или Палестине. Это русская земля, придонские степи, воронежское Белогорье, местечко Костомарово, Спасский женский монастырь. Его уникальность заключается в том, что храмы и кельи расположены в белоснежных меловых пещерах, которых так много по берегам Дона.

Создание пещерных храмов и монастырей началось в глубокой древности. На заре христианства верующие в Древнем Риме, скрываясь от гонений и преследований властей, совершали богослужения и совместные молитвы в подземных катакомбах. На Востоке пещеры использовали монахи-отшельники, стремившиеся уйти от внешнего мира ради благодати молитвенного уединения. А первые пещерные монастыри, по мнению историков, возникли в IV веке в Палестине.


Появление подобных обителей на русской земле, ставшее продолжением восточных традиций, началось со времени Крещения Руси и длилось до XIX века. В IX веке возник самый известный на Руси Киево-Печерский пещерный монастырь. Его основатель, отец русского монашества преподобный Антоний, принес сюда со Святой Горы Афон традицию пещерного уединения. Атмосфера подземных келий с их невероятной тишиной и отгороженностью от внешнего мира очень соответствовала духу христианских подвижников, стремившихся всю свою жизнь посвятить служению Господу. Потому таким большим уважением и почетом у русских людей всегда пользовались и сами пещерные монастыри, и тяжелая, самоотверженная жизнь их обитателей. Среди наиболее известных подобных сооружений Подмосковья – Талицкие пещеры в Пушкинском районе и Гефсиманский скит в Сергиевом Посаде.

Появлению же пещерно-храмовых строений в Воронежской области способствовало наличие в земной коре мощных меловых отложений.


Исторически Придонье находилось на перекрестке торговых путей, важнейшим из которых была река Дон. В разное время эти места заселяли самые разные, ныне исчезнувшие народы и племена: скифы, сарматы, аланы… С X по XVII век (почти семь столетий) эти земли регулярно страдали от набегов кочевников: печенегов, половцев, крымских и монгольских татар. Дикое поле, вытоптанное копытами лошадей, заброшенные монастыри и храмы, – вот во что превратили кочевники здешнюю землю.

Возможно, именно этим можно объяснить отсутствие подлинных исторических сведений о времени возникновения Костомаровской пещерной обители. Хотя существует несколько версий.

Так, в конце XIX века археолог и краевед Д.М. Струков выдвинул гипотезу, согласно которой пещерные обители возникли здесь очень давно, в первые века христианства. Его предположения основывались на наличии архитектурных признаков, придающих им схожесть с пещерными храмами в горной Каппадокии (север современной Турции), появление которых историки относят к I тысячелетию до Рождества Христова.

Ряд исследователей полагают, что время появления Белогорских пещерно-храмовых сооружений совпадает с периодом иконоборческой ереси (с VIII по X век), когда иконопочитатели, скрываясь от преследований, бежали из Византии на север через Кавказ, Крым и Придонье, создавая в этих местах пещерные храмы.


Мне же очень нравится предание о том, что 2000 лет назад сюда с миссией отправился святой апостол Андрей Первозванный, который проповедовал Евангелие скифским народам. «У этих народов зерно христианства в свое время даст росток», – писал святой апостол о русичах, которые пришлись ему «более всего по душе». Согласно этому преданию, верный ученик Христа основал здесь первую христианскую общину, не сомневаясь в том, что вера в единого Бога заполнит сердца людей, поклонявшихся до этого разным богам, и останется с ними на века. Именно святому апостолу Андрею многие сказания приписывают основание здесь первых  пещерных храмов.

Первые же письменные упоминания о  здешних пещерных строениях появились уже в середине XVII века. Согласно этим сведениям, на территории современного Спасского женского монастыря в то время находилась Дивногорская мужская обитель. Опираясь на эти данные, исследователи П.В. Никольский и В.Н. Тевяшов в конце XIX века предположили, что монастырь в Костомарове создали иноки из Малороссии, бежавшие сюда от унии и жестокости польской шляхты. Храня память о киевских пещерах, они начали создавать храмы в здешних меловых породах. Правда, Никольский допускает, что монахи могли найти уже готовые и заброшенные строения и обосноваться в них. В пользу данной гипотезы говорит тот факт, что внутреннее  устройство пещер более напоминает стиль древневизантийский, нежели киевский.


Строительство пещерных галерей продолжилось в XIX веке, и, по воспоминаниям старожилов, здесь продолжала существовать Дивногорская  мужская обитель. У местных жителей и паломников особым почетом пользовалась пещера Покаяний, в которой верующих исповедовал святой старец.

С  началом советского периода печальная участь православных святынь Руси, к сожалению,  постигла и монастырь в Белогорье. Начались религиозные гонения, а пещерные обители были закрыты и разорены. Но многие монахи, скрываясь в самых удаленных келиях подземных лабиринтов, продолжали тайно нести свой молитвенный подвиг. Зная об этом, жители окрестных сел поддерживали подвижников, собирая и передавая им в подземелье пищу и одежду.

Особо почитаемым в этих местах в те годы был блаженный старец Петр, обладавший даром прозорливости и врачевания. Его родственник, местный старожил Павел Никифорович Еремеенкo рассказывал, что Петр вырубил в Костомаровских меловых холмах небольшую пещеру, в которой и жил. Принимал отец Петр и непосредственное участие в строительстве Спасского храма. Интересно, что свои наставления верующим он излагал в форме мудрых притч и иносказаний, постижение смысла которых требовало глубокого размышления.


В конце 30-х годов XX века старец Петр Еремеенко был подвергнут религиозным гонениям, схвачен и отправлен в Острогожскую тюрьму. По официальным данным, там он и умер, хотя до сих пор существует предание, что старец исчез из закрытой тюремной камеры. Тюремные власти, чтобы опровергнуть слухи, велели вынести тело умершего из тюрьмы и предъявили толпе… правда, с закрытым лицом. В память о старце Петре на территории монастыря была построена часовня, внутри которой воздвигнут крест. Паломники и сегодня продолжают обращаться к старцу Петру  с просьбами о помощи.

Перед арестом отец Петр предсказал появление в обители еще одного пламенного подвижника: «Сейчас Петрушка, а потом будет Андрюшка». Действительно, после войны появился здесь юродивый Андрей: «В первые годы после открытия пещерной церкви в ней подвизался юродивый по имени “Андрюшка”», – так писали о нем представители властей.

Отец Андрей, в миру Андрей Васильевич Попов, был родом из местной деревни Клеповка. В 12 лет он остался без родителей и познал тяжкую долю сироты. А на путь веры встал уже после того, как во время Великой Отечественной войны чудом выжил в страшном бою. С ужасом наблюдая, как вокруг него гибнут люди, Андрей, не переставая молиться о спасении, укрылся в небольшой воронке. Вот здесь и произошло чудо: немецкий  танк, проползший над его головой, даже не задел Андрея. Тогда-то он и дал себе обещание до конца дней служить Господу.

Вернувшись с войны, Андрей Попов стал посещать дома, где собирались верующие для совместной молитвы (тогда в селе не было церкви), а позже оставил свой дом, отправился в пещеры и организовал там православную общину.

В 1946 году, по многочисленным просьбам верующих, в Костомаровском Спасском пещерном храме официально разрешили совершать богослужения. Отец Андрей участвовал и в работах по расширению Спасского храма: занимался созданием придела святых Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. «И помог нам Господь в трудах неусыпных, – и кончил алтарь я святой, и народ весь печальный и скорбящий бежал в гору святую, и укреплялась вера», – так позже написал он об этом.

В общине Андрей был очень почитаемым старцем, к нему всякий раз обращались прихожане за советом и молитвенной помощью. Как когда-то старец Петр, словесную  помощь верующим отец Андрей оказывал в иносказательной, не всякому понятной, форме.

В 1959 году, в период хрущевский антирелигиозной кампании, Спасская церковь была окончательно закрыта, а деятельность православной общины прекращена. Незадолго до этого представители сельской управы жестоко избили отца Андрея, они издевались над ним и собирались арестовать. Тогда старец  решил оставить мир людей и стать затворником. Он скрылся в одной из самых дальних подземных пещер и в уединении и молитве провел долгие 13 лет.


Дошедшие до нас его записи рассказывают о том, что отец Андрей преодолел самые суровые монастырские  испытания: он молился в столпнике так, «что одежда ветшала от пота». Стоял он, привязав себя к стене, чтобы не упасть от бессилия: «….и стану я в столпе на молитву, с горячей слезой молиться за весь православный мир…» Затворничество – невероятно тяжелая миссия, и в особо трудные дни отец Андрей обращался к Божией Матери с просьбой о помощи. Выйдя из затвора по истечении 13 лет, он  отправился в странствие по святым местам. Люди отмечали, что в исходящей от отца Андрея благодати и в невероятной белизне его лица было что-то поистине неземное.

Умер отец Андрей в 1982 году. Его похоронили на одном из деревенских кладбищ, и с этих пор его могила является местом почитания и паломничества. В свое время отец Андрей предсказал возрождение Костомаровской обители, назвав ее Новым Иерусалимом: «…И потекут сюда со всех сторон народы послушать слова Господа Христа и получить благодать». Предсказание сбылось, началось восстановление древней монастырской земли! В 1993 году приступили к расчистке пещер, а в 1997 году открыли теперь уже женский Спасский  епархиальный монастырь.


Сначала у подножия меловых холмов среди полуразрушенных заброшенных пещерных сооружений поселились всего три монахини. Одна из них, игумения Серафима стала первой настоятельницей обители. В настоящее время все пещерные храмы полностью восстановлены и даже построен новый – в честь Божией Матери «Взыскание погибших»; отстроены также сестринские корпуса и хозяйственные помещения, действует гостиница для паломников.

Невероятное внешнее сходство монастырских пейзажей со Святой Землей дополнено и схожими названиями: гора Фавор, поток Кедрон, поклонный крест на горе Голгофа… Меловые холмы огибает извилистая дорога, на которую выходят входы в восемь основных пещер.

Самым древним из монастырских строений является Спасский собор. Его рукотворные части очень органично сочетаются с каменной кладкой, созданной самой природой. Звонница, сверкающие купола, увенчанные крестами, будто опираются на две меловые скалы, которые здесь называются «дивы». Поистине дивное создание! Храмовая пещера представляет собой целый комплекс: кельи, усыпальницы, храм с главным алтарем и приделом Веры, Надежды, Любови и Софии. Своды храма лежат на больших меловых колоннах, в стенах прорублены келии с крошечными оконцами. В затворнических пещерах встречаются и специальные углубления – столпники, в которых монахи молились стоя, привязывая себя к стене.


Традиционно иконы для пещерных храмов писались на цинковых листах, так как из-за высокой влажности деревянные иконы быстро ветшали. Чудотворная икона Пресвятой Богородицы, написанная на листе цинка, пользуется особым почитанием паломников. На ней сохранились следы от пуль, когда в святые образы стреляли большевики. Еще одна особо почитаемая икона пещерной обители – «Святое Семейство», – перед этим  образом молятся о благополучии и мире в семье. В одной из пещер храма, по свидетельствам старожилов, большевики расстреливали монахов и верующих. На стенах до сих пор сохранились следы крови погибших священников.

В 1903 году в обители начали возводить еще один храм монастыря, освященный в честь преподобного Серафима Саровского, но после революции строительство остановилось и  завершилось лишь недавно. Храм был освящен 15 января 2005 года, уже после основания здесь женского Спасского монастыря. Уникальные иконы, вырезанные прямо в меловой толще стен храма, поражают утонченностью и  одновременно скромностью и великолепием! Они аскетичны, как и все убранство пещер и помогают посетителям настроиться на главное: на веру, живущую в их сердцах, на постижение внутреннего, духовного состояния!

Не прекращается поток паломников в самую удаленную обитель монастыря – пещеру Покаяния. Продвигаясь по пещерным коридорам, освещаемым тусклым светом лампад и свечей, погружаясь в покой и безмолвие, верующие  будто следуют «из времени в вечность», совершая путь в глубину своей души. По мере удаления от входа всё внешнее отступает, и путник остается наедине с собой и с теми самыми главными вещами, которые есть в его жизни.

Раньше сюда приходили на таинство исповеди. Низкий потолок, очень узкие проходы невольно заставляют посетителей продвигаться по лабиринту в позе смирения, впитывая дух древности, сложных человеческих судеб, исторических загадок и тайн, которым наполнена атмосфера обители. Для многих здесь наступает момент истины...


Новый XXI век стал началом эпохи возрождения пещерных храмов, переданных Воронежской епархии. В воскресные и праздничные дни здесь проходят службы: летом – в Спасском соборе, зимой – в храме «Взыскание погибших».

Постоянно растет количество сестер, желающих нести в монастыре молитвенную и трудовую службу. С каждым годом увеличивается и число паломников, приезжающих в Костомарово из самых разных мест России, ближнего и дальнего зарубежья. Многие из них возвращаются сюда вновь и вновь. Проникаясь необыкновенной красотой этих мест, они снова и снова вдохновляются невероятной силой духа, преданностью вере, – всем тем, что навеки хранят для потомков своды, галереи и самые удаленные уголки величественных пещерных сооружений Костомаровской Спасской обители!

Виктория Михайлова

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Игумения Викторина (Перминова)
Схиархимандрит Андроник (Лукаш)
Николай Головкин
Екатерина Котельникова
Игумения Викторина (Перминова)
Схиархимандрит Андроник (Лукаш)
Николай Головкин
Екатерина Котельникова