Обитель на Горушке

Казанский женский монастырь Рыбинской епархии

Вновь на «осеннюю Казанскую» свой престольный праздник отмечает Казанский женский монастырь близ города Данилова, Рыбинской епархии, – обитель, хоть и не прославленная древностью истории, но в недолгие – до разорения – годы своего существования успевшая запечатлеться в памяти людей молитвенным трудом и добрыми делами. О прошлом и настоящем монастыря, построенного пастырским попечением святого Иоанна Кронштадтского, рассказывает эта публикация.

Местность на севере нынешней Рыбинской епархии, где расположен Казанский монастырь, издавна носила ласковое название Горýшка. Женская община, положившая начало обители, была основана здесь в 1894 году по благословению архиепископа Ярославского и Ростовского Ионафана святым праведным Иоанном Кронштадтским. Старшей сестрой общины стала монахиня Михаила (Козлова).

Монахиня Михаила, уроженка Тверской губернии, в миру – Параскева Петровна Козлова, родилась в купеческой семье в 1842 году. Получив домашнее образование и в молодом возрасте уже желая удалиться от мира, она поступила в Вышне-Волоцкий монастырь, прожила там несколько лет, но, по слабости здоровья, вынужденно оставила обитель.

Стремление служить Господу и Церкви никогда не покидало Параскеву Петровну. В 1880 году, в возрасте 38 лет, она отправилась паломницей на Святую Землю в монастырь великомученицы Екатерины. Устроила там храм в честь святой великомученицы, за что получила грамоту Иерусалимских Патриархов Никодима и Герасима. Своими личными средствами помогала в украшении храма Гроба Господня и в 1893 году получила такую же грамоту за устроение драгоценной ризы над кувуклией Гроба Господня. За большие труды ей было предоставлено право на пожизненное пользование двумя кельями Екатерининского монастыря. Однако, по благословению отца Иоанна Кронштадтского, Параскева вернулась на родину. В России она в 1893 году поступила в Казанский монастырь города Ярославля и 31 января 1894 года была пострижена в мантию с именем Михаила. Сразу после пострига архиепископ Ярославский и Ростовский Ионафан, благословив, отправил ее создавать новую обитель.

В живописной пустынной местности вблизи города Данилова начала зарождаться монашеская жизнь. Ведя постоянную переписку с отцом Иоанном Кронштадтским, матушка Михаила строго следовала его наставлениям. Часто проезжая через эти места по пути из Кронштадта на родину, в Архангельскую губернию, великий пастырь всегда умилялся их красоте. Однажды в письме батюшка и указал монахине Михаиле в сосновом бору подходящее место для Божией обители.


На личные средства основательницы началось строительство 16-келейного деревянного корпуса для будущей общины: с церковью – деревянным домовым храмом в честь Казанской иконы Божией Матери, хозяйственными постройками, баней. Церковь была небольшая, однопридельная, украшенная величественным иконостасом. Несмотря на маленькое помещение, внутри были устроены хоры.

Прослышав о новой обители, в нее начали прибывать сестры. Через несколько лет число их возросло до восьмидесяти. Вскоре в общине состоялись первые монашеские постриги, которых сподобились четыре сестры, многие из послушниц были одеты в рясофор.

Очень значительно было участие в жизни сестер батюшки Иоанна. Его внимание к обители не прекратилось с ее открытием. Он постоянно следил за духовным ростом новорожденной общины, помогал строительству своими средствами, привлекал благодетелей.

Земля для обители была пожертвована властями города. Это было первое из будущих многочисленных пожертвований. Постоянными благодетелями стали местные купцы, а также состоятельные люди из Петербурга и других городов. Самым именитым из местных благодетелей был Алексей Никифорович Масаинов. В 1896 году закончилось строительство странноприимного дома с гостиницей и квартирами для священника и диакона. Тогда же появилось большое хозяйственное здание, включавшее в себя конюшню, коровники, каретный двор, ссыпки хлеба и сеновалы.

В 1897 году матушка Михаила приступила к устроению двухъярусной белокаменной колокольни со святыми вратами, освящение которой состоялось через три года.

При монастыре сложился свой приход. Видя уют, душевную теплоту, молитвенность и красоту монастырских богослужений, люди тянулись в обитель. В воскресные и праздничные дни приезжали многочисленные паломники. Но в небольшом храме было очень тесно, и верующим приходилось молиться на улице.

В 1897 году Казанскую общину посетил отец Иоанн Кронштадтский. Матушка Михаила обратилась к нему за благословением на постройку большого храма. Пораженный молитвенным усердием сестер и их заботами о благоустроении общины, отец Иоанн не только благословил строительство храма, но и деятельно взялся за помощь в его сооружении. Проект здания был заказан им знаменитому архитектору Василию Антоновичу Косякову (1862–1921), создателю памятника героям русского флота – Морского собора в Кронштадте.

В 1899 году был построен второй общежительный корпус, так как количество сестер достигло ста человек. В большинстве это были молодые крестьянские девицы из разных губерний. Сестры несли различные послушания: пели на клиросе, церковничали, шили одежду, трудились на полевых работах, сеяли и убирали хлеб, заготавливали сено, работали на огородах, пасеках, пасли скотину, держали лошадей; приходилось заниматься даже раскорчевкой кустарников под пашню. С самого начала была развернута и активная общественная деятельность: организовывались приюты и богадельни, которые обслуживались и содержались силами сестер на средства общины.

Летом в 1900 году Святейшим Синодом был рассмотрен и одобрен к исполнению проект трехпрестольного храма, через год был заложен фундамент Казанского собора.


6 февраля 1901 года указом Государя Николая II Казанской общине был присвоен статус Казанского женского монастыря. 10 февраля того же года монахиня Михаила была возведена архиепископом Ионафаном в сан игумении.

Только что став монастырем, молодая обитель начала возведение собора. Вначале, благодаря накопленным заранее материалам и средствам, в том числе завещанным купчихой Ворохобиной 20 тысячам рублей, стройка шла быстро. Когда средства подошли к концу, сестрам самим пришлось работать на строительстве. Местные жители помогали, чем могли. А.Н. Масаинов пожертвовал монастырю каменный двухэтажный дом на углу Ярославской и Воскресенской улиц. Игумения Михаила сразу же стала сдавать верхний этаж под квартиры, а в нижнем устроила лавки, в угловой комнате была открыта часовня в память рождения наследника престола цесаревича Алексия.

К 1908 году возведение собора было доведено до главного карниза, но в конце декабря умер батюшка Иоанн Кронштадтский, покровитель и благодетель монастыря. Из-за нехватки средств строительство остановилось.

Измученная трудами и заботами, лишившаяся духовной поддержки, 22 сентября (ст. ст.) 1909 года умерла игумения Михаила. Отпевал ее архиепископ Ярославский и Ростовский Тихон, будущий Патриарх всея Руси.

Настоятельницей Казанского монастыря была поставлена монахиня Иоанна (Скабская). Она приняла обитель в крайне тяжелом состоянии: с недостроенным собором и пустой казной.

Монахиня Иоанна, в миру Зинаида Федоровна Скабская, родилась в 1864 году, в семье петербургских дворян. Окончив Елизаветинский институт благородных девиц, поступила в Пюхтицкий Успенский монастырь, где была пострижена в монашество в 1895 году. Опыт настоятельства она приобретала в Троицком Феодоровском монастыре Казани. Благодаря опыту и твердости характера, матушка Иоанна быстро привела в порядок хозяйство обители, но собор оставался незавершенным, и все усилия игуменьи возобновить строительство оказались напрасны. Выделенных Синодом средств и пожертвований Государя императора не хватило: собор без кровли постепенно разрушался и погибал. 7 мая 1912 года игумения Иоанна скоропостижно скончалась, и настоятельницей Казанского монастыря была назначена монахиня Мария (Пирожкова). 

13 января 1913 года Высокопреосвященнейший владыка Тихон посетил святую обитель для возведения монахини Марии в сан игумении. Трудами будущего Патриарха и сменившего его на Ярославской кафедре архиепископа Агафангела (Преображенского), ныне прославленного в лике святых исповедников, по ходатайству матушки Марии в 1915 году возобновилось строительство собора. 21 июня 1915 года в монастыре по этому случаю состоялись водосвятный молебен и крестный ход с чудотворной Казанской иконой Божией Матери. Несмотря на войну и последующие трагические события, огромный, величественный храм удалось внешне завершить к 1918 году. Под прикрытием учрежденной коллективной женской артели сестры по-прежнему трудились в монастыре. Оставалось много работы по внутренней отделке собора.

Убранство его было изысканно-простым: белые стены, украшенные по карнизам и колоннам лепным растительным орнаментом, небольшой двухъярусный иконостас, из-за которого видны были росписи алтаря, узорная плитка, подчеркивающая высоту амвона – вся эта красота увенчивалась массивным медным паникадилом, подвешенным на мощных цепях.

В самое тяжелое для России время, вскоре после разгрома ярославского восстания, состоялось освящение: зная скорби Казанских сестер, Святейший Патриарх Тихон помнил об обещании освятить собор, когда он будет достроен, и сдержал свое слово.


В сентябре 1918 года по всему Данилову были расклеены листовки о грядущем торжестве. К празднику готовились всем городом. При большом стечении народа Святейший Патриарх вместе с митрополитом Агафангелом совершили чин освящения. Начались постоянные богослужения, настоятелем был назначен священник Захария Бенедиктов.

В 1927 году по благословению митрополита Агафангела духовником монастыря стал епископ Софроний (Старков). Владыка Софроний, в миру Сергей Прокопьевич Старков, родился в 1875 году. В 1921 году, овдовев, принял монашество, год спустя был рукоположен во епископа Селенгинского, в 1924-м переведен на Архангельскую кафедру. Отбыл заключение на Соловках. В 1927 году, по освобождении, переехал в Данилов. С его появлением монастырь еще более расцвел духовно, в обители умножились прихожане, регулярно совершались богослужения. Так продолжалось до зимы 1928 года, когда в монастырь ворвались вооруженные люди и приказали насельницам в течение получаса покинуть его территорию. Сестры оказались на улице. На работу их не брали, приюта было не найти. Многие уезжали к себе на родину, оставшиеся в Данилове жили милостыней и подаяниями, некоторые устроились при Вознесенской кладбищенской церкви, разошлись по родственникам. Бывший церковный староста собора мещанин Григорий Михайлович Леонтьев приютил у себя в доме игумению Марию с послушницами Агриппиной Грибковой и Александрой Соколовой. В начале 1930-х годов матушка Мария умерла.

Владыка Софроний после закрытия монастыря служил в Вознесенском кладбищенском храме. Сестры тайком ночью приходили к нему за духовным утешением и поддержкой. С 16 мая по 22 октября 1932 года он снова находился в заключении и спустя немного времени, 4 ноября, в день празднования Казанской иконы Божией Матери внезапно умер от сердечного приступа.

Всё монастырское хозяйство: леса, огороды, скот, пасека, дома, церковная утварь, банковский счет были отняты и разграблены. В зданиях поместили общежитие и детский дом. В 1931 году организовалась сельхозартель под названием «Красная Горушка», желающие быстро заселили монашеские кельи. Воспользовавшись налаженным монастырским хозяйством, колхоз сразу стал передовым.

Колокольня была взорвана до основания, собор поруган. Сначала его использовали под колхозное хранилище и склады, позже соорудили водонапорную башню; работала там небольшая электростанция, в алтарной части устроили магазин. В 1960-е заброшенный, никому не нужный храм стоял без присмотра; венцом разрушения стал пожар в августе 1980 года: сгорели могучие купола; упавший на землю медный крест набежавшая толпа разрубила на куски в поисках золота… Позже рухнуло из-за ветхости здание главного корпуса с домовым храмом.

В 1986 году в стране началась перестройка. Умирающий Казанский собор был объявлен «жемчужиной города Данилова». В 1988 году его вернули Русской Православной Церкви. Инициативная группа прихожан начала проводить субботники, убирая многолетнюю грязь и мусор. Видя труды даниловцев по возрождению храма, Матерь Божия Сама пришла к ним на помощь: однажды утром чудесным образом оказалась аккуратно разобрана высокая кирпичная стена, которой был заложен алтарь.

В 1990 году собор был открыт как приходской, состоялось его малое освящение. Люди пошли в храм, чувствуя свою ответственность за возвращение былого великолепия. Молились в небольшой комнатке, отапливаемой печкой-буржуйкой.

Зимой 2002 года архиепископ Ярославский и Ростовский Михей (Хархаров) благословил монахиню Екатерину (Гаеву) возрождать обитель на Горушке. Она была переведена из Казанского женского монастыря города Ярославля в Данилов, как некогда это случилось и с основательницей монастыря игуменией Михаилой. От разоренного монастыря новым насельницам достался только главный храм. Бывшие прихожане его покинули, и матушке с сестрами поначалу пришлось всё делать самим: совершать службы, вести ремонт, уборку. Видя их старания, люди снова потянулись к храму, и постепенно сложился новый приход.

В 2003 году Святейшим Синодом, по представлению архиепископа Ярославского и Ростовского Кирилла (Наконечного), было принято решение вернуть Казанскому собору статус Казанского женского монастыря и назначить настоятельницей монахиню Екатерину (Гаеву). В том же году состоялась первая архиерейская служба, которую возглавил владыка Кирилл, по окончании богослужения освятивший крест малой главы.

В 2004–2005 годах на купола установили остальные кресты, из подвала храма отвели воду. В притворе был выстроен малый отапливаемый храм, освященный в честь святителя Тихона, Патриарха Московского, в память о его посещении монастыря и освящении собора. 

В 2006 году монахиня Екатерина была переведена настоятельницей в Казанский женский монастырь Ярославля, на ее место была назначена монахиня Филарета (Гусакова), насельница Санкт-Петербургского Иоанновского женского монастыря на Карповке, – ее приход вновь символически связал обитель в Данилове с именем святого Кронштадтского пастыря. 27 марта 2007 года постановлением Священного Синода матушка была возведена в сан игумении.

В настоящее время в монастыре действуют швейная, вышивальная и иконописная мастерские. Сестры молятся и несут послушания: поют на клиросе, шьют, вышивают, пишут иконы, пекут просфоры и хлеб, работают на скотном дворе.


В монастырском доме есть витрина со старинными вещами и фотографиями. Старые потертые партитуры, по которым когда-то пели сестры. Сейчас эти ноты переписываются, певчие обители надеются, что в скором времени они порадуют богомольцев традиционными Даниловскими напевами. На одну из башен собора были установлены семь колоколов. Рядом с храмом освящен колодец с целебной водой.

В 2014 году в монастырь вернулась главная святыня – Казанская икона Божией Матери, подаренная купцом Д.И. Киселевым по благословению отца Иоанна Кронштадтского – на основание обители. Восстановление идет медленно, объем предстоящих работ огромен, а благодетели пока не находятся. Восемь сестер монастыря как могут своими трудами благоукрашают обитель, молятся и просят о помощи Матерь Божию и своего святого покровителя праведного Иоанна Кронштадтского. До сентября 2018 года они ютились в маленьком приходском домике возле собора. Сейчас насельницам передан один из келейных корпусов, в котором ранее располагался детский дом.

– Главное, сохранить в монастыре мир друг с другом. Если будет мир и понимание, то и послушания будут легче проходить. Мы долгое время жили стесненно, не было возможности принять других сестер, но сейчас эта ситуация поправилась, – говорит игумения Филарета. – Бог даст, потихоньку и собор приведем в порядок, всё устроится.


Материал подготовила Юлия Стихарева

Фото: Казанский женский монастырь

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ