«…Душа моя настрадалась в поисках Истины»

Игумения Иулиания (Ритониеми)

В детстве Кирси Мариту Ритониеми, финскую девочку, крещенную в лютеранской вере, возили к бабушке и дедушке в деревню, находившуюся недалеко от границы. Дедушка показывал внучке сосну вдалеке и говорил: «Видишь ее? Это уже Советский Союз!» Повзрослев, Кирси пожила какое-то время в США, затем немного в Англии, но Промысл Божий привел ее в страну, которая в тот момент по молитвам множества небесных ходатаев – новомучеников российских – постепенно освобождалась от оков воинствующего атеизма. У россиян укреплялась живая связь с Богом. Стали открываться храмы и монастыри. А ей, иностранной студентке филологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, так же ищущей и жаждущей Истины, помогли прийти к православной вере и обрести Христа в сердце два духовных светильника нашего времени – старец Наум (Байбородин) и блаженная Любушка Сусанинская. «По благословению отца Наума я несколько раз ездила к старице в Сусанино Ленинградской области, – скажет моя собеседница и добавит: – Потом, когда она перед смертью переехала в нашу епархию, мы часто у нее бывали. Сейчас тоже ездим к ней на могилку в Казанский женский монастырь в Вышнем Волочке. Постоишь, помолишься, попросишь молитв и дальше живешь…»

Сегодня игумения Иулиания (Ритониеми) возглавляет Свято-Екатерининский женский монастырь в Твери – обитель, которая уже более двух десятилетий несет серьезную социальную нагрузку и занимается просветительской работой. Как Всемилостивый Господь указывает человеку путь ко спасению и ставит его на то место, где он может служить Богу и людям, – об этом мы беседовали с матушкой Иулианией

Матушка, в нашем разговоре нельзя обойти вниманием тот факт, что в стране еще не закончилась эпоха госатеизма, а Вы – студентка-иностранка – принимаете православную веру. Объяснение этому следует искать во встречах с архимандритом Наумом (Байбородиным) из Троице-Сергиевой лавры?

В Москве через общих друзей я познакомилась с профессором Духовной Академии Алексеем Ивановичем Сидоровым и его супругой Светланой Викторовной, которая вскоре повезла меня к отцу Науму. К тому времени душа моя настрадалась в поисках Истины. Так хотелось понять, для чего мы живем! Я стала ездить к батюшке и при этом все время плакала. Однажды он даже спросил у Светланы Викторовны: «Что она все время плачет?» А плакала я, потому что увидела: есть человек на земле – между тобой и Богом, и он говорит тебе, как надо жить. Но вдруг я чего-то не пойму (русский язык тогда еще плохо знала) и не так сделаю? Отсюда и слезы, переживания…

Крестилась я с полным погружением в храме в Переделкине. Приехала после крещения к отцу Науму – он тогда еще в старой келье принимал. Помню, смотрит на меня и говорит: «Что ж, теперь у нас есть бревно. Надо, чтобы оно зазвенело». И благословил меня пожить в монастыре. Поскольку всё в то время было закрыто, кроме Рижского женского монастыря в Латвии, Пюхтицкого в Эстонии и Корецкого на Украине, старец отправлял будущих монахинь в Рижскую Свято-Троице-Сергиеву обитель. Светлана Викторовна, которая и стала моей крестной, повезла меня туда. Дальше по благословению приснопоминаемой игумении Магдалины (Жегаловой) мы поехали в Рижскую пустыньку, где старшей сестрой была нынешняя настоятельница Дивеевской обители игумения Сергия (Конкова). Прожив в пустыньке три недели, я окунулась в совершенно другой мир и поняла: это то, что мне нужно. Меня там даже хотели оставить, но я такая послушная была: сказано, что надо вернуться обратно, вот я и вернулась, и продолжила учебу в университете. Тогда только начали открываться первые женские монастыри, и батюшка вскоре направил меня в Коломну. В Коломне я проводила столько времени, что считалась в Свято-Троицком Ново-Голутвином женском монастыре «сестрой № 38».

А как отец Наум благословил Вас на монашество? Какими словами напутствовал?


Конкретно его слова я не помню, потому что, знаете, как старцы говорят: скажут что-то вроде незаметное, и в то же время всё становится ясно. Вот и наш батюшка никогда торжественно не провозглашал: «Благословляю тебя!..» Вскоре владыка Виктор, возглавлявший Тверскую епархию, направил меня в качестве настоятельницы возрождать Вознесенский Оршин монастырь недалеко от Твери, о чем недавно рассказывала порталу «Монастырский вестник» игумения Евпраксия (Инбер) в своем интервью «Вы должны молиться как дышать». Монашеский постриг в сентябре 1992 года совершил митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл – будущий Патриарх Московский и всея Руси. В июле 2010 года Святейший Патриарх посетил Тверскую и Кашинскую епархию. В ходе Первосвятительского визита он побывал и в нашем Свято-Екатерининском женском монастыре, куда я была назначена настоятельницей в июне 1996 года. Меня вспомнил сразу. Вышел из автомобиля и с улыбкой произнес: «Ну что, теперь уже не так страшно, как было?»

Матушка, а когда было по-настоящему страшно? После переезда из Москвы в глубинку, на Оршу, где стоял разрушенный монастырь, и Вам с горсткой сестер предстояло вернуть его к жизни? Или когда стали настоятельницей новосозданной обители в Твери, которую надо было развивать и благоустраивать, а тут бабушки одна за другой начали приходить – старенькие, больные, и возникла богадельня?


Не будем говорить о страхе. Давайте о другом. Проблемы у игумении возникают постоянно, и в особо сложных случаях я ехала к батюшке, архимандриту Науму. Но бывало, что и не попадала к нему. Вспоминается такой эпизод: однажды приехали мы в Лавру, несколько игумений, стоим на ступеньках кельи и переживаем. В голове засело: всё, конец. Если батюшка нас не примет, то мрак впереди! А он выходит из кельи, идет мимо нас и говорит: «Ну, здесь синяки, а там авария!» И направляется к кому-то на улицу, где народ стоит. Мы сразу всё поняли – батюшка иносказательно к нам обратился, чтобы мы успокоились и поверили, что наши беды и недоумения пройдут, надо только взять себя в руки. Действительно, по его молитвам «мрак» быстро рассеялся – появилось чувство, что ничего страшного с нами не случилось и можно жить дальше. Еще отец Наум благословлял нас на сугубо практические вещи. Как-то захожу к нему в келью и слышу: «Вам бы надо одну комнату выделить, чтобы обувь в ней ремонтировать». Может, старец исходил из того, что какие впереди времена – неизвестно, а обувь нужна всегда? Как бы то ни было, комнату мы выделили, и теперь сестры осваивают сапожное ремесло.

Настоятельница Вознесенского Оршина монастыря матушка Евпраксия вспоминала, что однажды отец Наум обратился к вам обеим со словами: «У тебя будут дети, у тебя – бабушки». Вы лично в это поверили?

Мы, духовные чада старца, всегда знали, что если батюшка что-то говорит, то пусть не сегодня, но когда-нибудь это да будет. И вот с 1996 года в Оршином монастыре стал действовать детский центр, а в Твери, когда подворье Оршина монастыря при храме святой великомученицы Екатерины получило статус самостоятельной обители, образовалась богадельня для престарелых насельниц и инвалидов. Первая из таких насельниц, монахиня Варвара, пришла как раз от отца Наума. Тридцать лет она жила в миру тайной монахиней. На старости лет ее сюда благословили, и она переехала к нам из города Струнино Владимирской области. Нам же в те неустроенные годы было очень трудно, мы волновались, справимся ли. Это сейчас в монастыре есть сестры с медицинским образованием, и в качестве консультантов помогают верующие врачи из городских больниц – тогда ничего этого не было. Мать Варвара мне запомнилась как человек физически слабенький, но с сильным характером. А первой лежачей насельницей стала сибирячка – баба Поля, Пелагея. Всю свою жизнь она трудилась; даже перешагнув 90-летний рубеж, продолжала работать на огороде. Потом ослепла, упала, сломала ногу, и мы взяли бабушку к себе. «Бабуль, расскажите о жизни в Сибири», – подсаживалась я к ее кровати, надеясь, что она и какие-то свои забытые грехи вспомнит. Она рассказывала удивительные вещи, благодаря которым можно было представить, как суровый край закаляет людей, учит их самоотверженно переносить трудности. Отпевали бабу Полю в тот день, когда ей должно было исполниться 100 лет. Чуть-чуть не дожила до своего юбилея…

Престарелые насельницы монастыря – наша опора. Они – кто еще в силах – ходят в храм практически на все службы, старательно читают синодики, и все стараются непрестанно молиться.


Значит, в монастырскую богадельню Вы принимаете и монахинь, и мирских женщин?

После стареньких монахинь, которых отец Наум к нам направил, в богадельне начали появляться и наши давнишние прихожанки – одинокие бабушки, которые за эти годы стали для нашей обители родными людьми. Состарились и некоторые сестры монастыря, пришедшие сюда 20 лет назад уже не в юном возрасте. У нас совсем немного молодых сестер, и на них ложится труд по уходу за престарелыми насельницами обители. Да и помещений для богадельни в келейном корпусе уже не хватает. Так что на сегодня состав нашей богадельни, можно сказать, сформирован по нашим силам.

Своим рассказом, матушка Иулиания, Вы помогли отчетливо представить эту сторону монастырской жизни. Хотелось бы услышать и о других ее аспектах: например, о просветительской деятельности обители.

Многие прихожане тверских храмов, закончившие Православные богословские курсы при нашем монастыре, теперь преподают в воскресных школ. Как эти курсы появились? Это все Светлана Викторовна Сидорова и наш старец, архимандрит Наум, благословивший ее на такие труды. В 1997 году были открыты Высшие Знаменские богословские курсы для всех желающих при Заиконоспасском мужском монастыре в Москве, где Светлана Викторовна с тех пор преподает. А год спустя она организовала такие же курсы уже при нашем монастыре. Сначала Светлана Викторовна у нас читала лекции только для учителей, затем аудитория стремительно расширилась. Сегодня это люди разных профессий и возраста, имеющие разное образование. Самой старшей слушательнице было 76 лет. Самым молодым, студенткам – 16-17.

Читаются лекции по следующим предметам: Священная история Ветхого и Нового Заветов, Катехизис, Литургика, история Вселенской Церкви, история России, агиология, патрология, церковнославянский язык, церковное пение, история религий, нравственное богословие.

На курсах преподают одна сестра из нашего Свято-Екатерининского монастыря, три сестры из Вознесенского Оршина монастыря и несколько мирян. Лекции по нравственному богословию приезжает по субботам читать Светлана Викторовна. (Попутно замечу, что на основе лекций, прочитанных ею в разных православных учебных учреждениях, она написала книгу «Очерки православной нравственности». Издана пока первая часть из предполагающихся трех, в ней рассматриваются основные понятия православной нравственности. Вторая часть будет посвящена учению о добродетельности и добродетелях, третья – страстям и борьбе с ними.)

В прошлом учебном году мы перешли с четырехгодичного обучения на трехгодичное, поскольку поняли, как непросто взрослому человеку после работы выкроить время – три часа три раза в неделю – в четверг, субботу, воскресенье. Хотя, надо сказать, слушатели у нас активные, к занятиям относятся серьезно. Некоторые, закончив учебу, потом приходят на лекции по темам, особо их заинтересовавшим. Прежде на этих курсах занимались и наши сестры (те, кто не в преклонных летах), но теперь они учатся в Алма-Атинском межъепархиальном православном духовно-просветительском центре, на богословском факультете с дистанционной формой обучения.

Что, вероятно, подтверждает тот факт, что современные технологии могут служить и во благо монашествующим?

Думается, это по молитвам отца Наума оршинские сестры познакомились с руководством Алма-Атинского центра, при котором есть и духовная семинария, и регентские курсы, и богословский факультет. Программа на этом факультете именно та, что нам требуется. Замечательный материал! Одна из оршинских монахинь, закончившая Православный Свято-Тихоновский университет, – куратор наших занятий. Она по послушанию скачивает из Интернета все нужные учебные программы и задания и раздает материалы другим сестрам. А дальше те сидят и занимаются, пишут контрольные. Причем учатся на этом факультете сестры из нескольких монастырей епархии: оршинские, наши, сестры Христорождественского монастыря в Твери и Николаевского Клобукова монастыря в Кашине. На семинары, которые проходят по скайпу, все собираются в Оршин монастырь. По скайпу сестры могут побеседовать с преподавателями.

Нельзя не порадоваться, глядя, как благоукрашается новосозданная Свято-Екатерининская обитель в Твери. А как развивается в ней духовная жизнь? Встречаются ли на этом пути какие-то сложности?


Монастырь – это семья. А семья разве бывает без сложностей? Наверное, жизнь в Свято-Екатерининской обители устраивается, как и в других монастырях. Общая молитва: полунощница, Литургия, вечернее богослужение, и потом у каждого есть свое правило. Библиотека у нас большая, все сестры имеют возможность читать духовную литературу. Помнится, в 1980-е годы даже «Опыт построения исповеди» мы читали по старому ксероксу, кем-то принесенному, а сейчас практически всё из дореволюционных книг переиздано. И наш батюшка, архимандрит Наум, издал очень много душеполезных книг. Мы стараемся, чтобы сестры учились бороться со страстями. Конечно, для того, чтобы жить духовной жизнью в монастыре, душа должна быть полна доверия к своей игумении. У всех возникают какие-то внутренние трудности, а на самом деле многие из них можно решить в течение пяти минут. Просто надо о них рассказать, и вражьи помыслы уйдут. Иногда чувствуешь, что человек не до конца открывается, люди ведь разные. «К каждому замку надо найти свой ключик», – говорил старец Наум. Наше игуменское дело – этот ключик найти.

Посещающим Тверь финским туристам, наверное, интересно посмотреть на свою соотечественницу, ставшую настоятельницей православного монастыря в России?


Я с радостью встречаю гостей, провожу экскурсии по монастырю, рассказываю о святынях. Для многих финнов это становится первой встречей с Православием.

* * *


Это интервью порталу «Монастырский вестник» игумения Иулиания дала незадолго до своего юбилея: в следующем месяце, 12 августа, ей исполняется 55 лет. Наверняка в этот день прозвучат добрые пожелания, будет высказано много искренних теплых слов в адрес матушки игумении, чья любовь к Богу вывела ее на передовую линию духовного фронта и поставила в ряды воинов Христовых, молитвенно сражающихся за Россию, за возрождение в ней Православия, а в конечном счете – за спасение множества душ.

Беседовала Нина Ставицкая

Фотограф: Владимир Ходаков

Также представлены снимки из архива монастыря

 

 

 

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Митрополит Горловский и Славянский Митрофан (Никитин)
Монастырь Курская Коренная Рождества Пресвятой Богородицы пустынь
Митрополит Волоколамский Иларион
Игумения Серафима (Ващинская)
Митрополит Горловский и Славянский Митрофан (Никитин)
Монастырь Курская Коренная Рождества Пресвятой Богородицы пустынь
Митрополит Волоколамский Иларион
Игумения Серафима (Ващинская)